Category: россия

комендатура

Об учреждении в Казани Института для благородных девиц

Законы Российской Империи имели форму указов монарха. Указы могли быть именными и сенатскими. Но роясь в истории (довольно сложной) возникновения Родионовского института благородных девиц, дедушка познакомился еще с одним видом законов - высочайше утвержденной запиской. Именно так был оформлен закон о создании названного института.
Текст закона состоит из двух частей. В первой части императрица-мать Мария Феодоровна излагает сложную историю завещания "полковницы Родионовой" со всеми ее перипетиями и излагает свое мнение по поводу первых действий, необходимых для создания института и руководства им (около 7 тысяч знаков с пробелами). Вторая часть гораздо короче и состоит из резолюции государя:


"Резолюция. "Совершенно согласен с предположениями Вашего Императорского Величества"

Дедушка только что закончил набивку этого закона для своей будущей книжечки.



1789. - Февраля 8. Высочайше утвержденная записка Ея Императорского Величества Государыни Императрицы Марии Феодоровны. - Об учреждении в Казани Института для благородных девиц.
Прошлого 1827 года июля 18 дня доведено было до сведения Вашего Императорского Величества, что Полковница Анна Родионова, поданным в Декабре 1823 года на Мое имя прошением, жертвуя благоприобретенным своим имением, в Казанской Губернии 414 душ, приносящем доходу до 20000 рублей, на заведение в Казани Института благородных девиц, просила Меня об учреждении такого Института под Моим покровительством, оставляя крестьян на теперешнем пахатном положении.
Что по доведении сей просьбы до сведения блаженные памяти Императора, Любезнейшего Моего Сына, Я с согласия Его ответствовала Г.Родионовой 24 Декабря 1823 года, что когда потребуется Мое содействие, Я вменю Себе в удовольствие обратить на предполагаемое заведение, Мое покровительство и заняться мерами, для лучшего споспешествования видам просительницы; почему остается ей только учинить те распоряжения, которые в подобных случаях законом предписаны.
Что потом Полковница Родионова, при новом прошении представляя завещание о таком пожертвовании с присовокуплением еще имения, оставшегося после умершей бездетно дочери ее, вдовы Штабс-Капитанши Дороновой, той же Губернии 145 душ, просила по смерти ее приказать явить то завещание к утверждению и притом объяснила: что то имение, равномерно приобретенное, отдано было ею дочери, которая сделавшись вдовою, с согласия матери завещала оное своему племяннику Генерал-Маиору Молостову, но за его смертию завещание, не быв нигде явлено, осталось без действия. По смерти же дочери явилась другая духовная, по коей наследником назначен сторонний по женскому колену родственник Полковник Мергасов, который предъявил духовную к утверждению А как дочь ее в последний год жизни была до того расслабленная от паралича, что не только движения в руках и ногах, но и употребления языка не имела, то просительница оное завещание оспорила; по старости же и по слабости здоровья, не имея надежды видеть окончания сего дела, просила, чтобы наблюдение за оным было препоручено Министру Юстиции.
Что по доведении всего оного 13 Августа до сведения Вашего Императорского Величества, с Вашего согласия то прошение Г.Родионовой, равно как и прежде ею поданное и копия с Моего ответа, препровождены к Министру Юстиции, который находя, что завещание Полковницы Родионовой домовое нигде не явлено, препроводил оное к Казанскому Губернскому Прокурору, и предписал ему возвратить Г.Родионовой завещание для представления к утверждению и объявить ей притом, что он по званию Министра Юстиции обратит внимание на дело ее с Полковником Мергасовым, дабы в производстве не подверглось медленности и решено было на основании законов, что и возложено на Губернского Прокурора.
Что после того Г.Родионова, представляя копию с утвержденного Казанскою Гражданскою Палатою завещания и излагая вновь все происхождение дела об имении дочери ее, объясняла, что, за получением из Правительствующего Сената указа по просьбе Полковника Мергасова, рассмотрение дела остановлено, имение отдано Мергасову, а ей предоставлено производить спор против завещания дочери, где по законам следует, тогда как дело уже производилось апелляционным порядком; почему и просила она Моего покровительства, дабы повелено было на дело сие обратить внимание Сената и решить оное не в очередь.
Сие прошение, с согласия Вашего Императорского Величества, препровождено, так как прежние, к Министру Юстиции.
Ныне Казанский Губернский Прокурор Меня уведомил, что Полковница Родионова 30 истекшего Декабря скончалась; а назначенный ею душеприказчиком племянник ее Надворный Советник Вешняков, на которого она возложила завещанное в пользу предположенного ею Института имение, по ее кончине открыт Правительству для принятия оного в распоряжение, кого следовать будет, дать знать С.Петербургскому Опекунскому Совету как о ее смерти, так и о заведении Института, и в случае надобности, для скорейшего открытия его, прибегнуть с просьбою ко Мне. В исполнение сего препоручения, при прошении на Мое имя представил Мне копию с завещания покойной тетки его, которым она в пользу предполагаемого ею Института жертвует каменным в Казани домом, вышеупомянутым собственным имением 414 душ и оставшимся после дочери в 145 душах, и которое Казанскою Гражданскою Палатою утверждено во всех частях, кроме спорного имения, оставшегося после дочери завещательницы, и прости Меня о принятии помянутого предположенного Полковницей Родионовою Института под особое Мое покровительство.
Изложив се обстоятельства сего дела, Я с своей стороны полагаю: что если благоугодно Вашему Императорскому Величеству, чтобы, в сходствие обещания, сделанного покойной Полковнице Родионовой в 1825 году, Я приняла на Себя попечение об учреждении и управлении предположенного ею в Казани Института благородных девиц; то нужно: во-первых, учредить там Совет, на который возложить учреждение и управление Институтом под Моим руководством и по правилам, которые ему от Меня предписаны будут. Сей Совет можно бы, по моему мнению составить из Гражданского Губернатора, Губернского Предводителя Дворянства, Попечителя Казанского Университета и душеприкащика покойной завещательницы; а со временем присутствовать в нем будет Начальница Института.
Первое действие сего Совета было бы приять в свое заведывание дом и имение, в пользу Института завещанные, привести в ясность и собирать доходы, с имения следующие, которые отсылать для приращения в Сохранную Казну впредь до востребования оных, а Мне доставить немедленно планы дома и места в городе и подробнейшие сведения об имении в Лаишевском уезде и о доходах, с него получаемых, также о ценах на разные материалы и припасы в Казани, дабы судить по всем таковым сведениям, может ли дом в настоящем виде служить для помещения Института, или какие нужны в нем переделки? Какая потребуется на то примерно сумма? Какие способы имеются в виду как для сих первоначальных и единовременных издержек, так и на содержание Института? и в какой размер можно в следствие этого учредить оный и т.п. На основании чего и можно будет составить уже проэкт предполагаемого заведения для поднесения Вашему Императорскому Величеству; потом Совет обратит также внимание и попечение на спорное дело с Полковником Мергасовым об имении, оставшемся после дочери завещательницы, дабы оное было приведено к окончанию и решено на основании законов и справедливости.
А как в 1805 году, для предположенного тогда Института приобретено в Казани покупкою место, на так называемом Арском поле, с фруктовыми деревьями, которым с 1809 года пользуется Казанский Девичий монастырь, то на вышеозначенный Совет возложить также рассмотреть и сообразить, каким выгоднейшим образом оное место может быть обращено в пользу Института и о том представить свое мнение. Представляя все сие на благоусмотрение Вашего Императорского Величества, испрашиваю Вашего решения.
Резолюция. "Совершенно согласен с предположениями Вашего Императорского Величества"
комендатура

(no subject)

В сложных метеусловиях приступил к наполнению книжки. Например, удалось выяснить, что пытки людей в местах суда и расправы имеют в Казани глубокие исторические корни. Мало того, именно истязания и казнь невиновного казанца послужили поводом для недавно вступившего на престол и только что коронованного императора Александра I издать именной указ Сенату "Об уничтожении пытки". Текст указа, как прямо прикосновенного к Казани, дедушка решил включить в свою будущую книжку.

ПСЗРИ 20.022. 1801, сентября 27.
Именный, данный Сенату. - Об уничтожении пытки.

С крайним огорчением дошло до сведения Моего, что по случаю частых пожаров в городе Казани взят был по подозрению в зажигательстве один тамошний гражданин под стражу, был допрошен и не признавался; но пытками и мучением исторгнуто у него признание и он предан суду. - В течении суда везде, где только можно, он отрицаясь от вынужденного признания, утверждал свою невиновность; но жестокость и предубеждение не вняли его гласу - осудили на казнь. - В средине казни и даже по совершении оной тогда, как не имел он причин искать во лжи спасения, он призывал всенародно Бога во свидетели своей невиновности и в сем призывании умер. Жестокость толико вопиющая, злоупотребление власти столь притеснительное и нарушение законов в предмете толико существенном и важном, заставили Меня во всей подробности удостовериться на самом месте сего происшествия в истине оного, и на сай конец отправил Я в Казань Флигель-Адъютанта Моего Подполковнка Абедиля, чтобы с известным Мне его безпристрастием обнаружил он все дела этого обстоятельства. Донесение его на очевидных доказательствах основанное, к истинному сожалению моему не только утвердило сведения, до Меня дошедшие, но и удостоверило, что не в первый раз допущены тамошним Правительством таковые бесчеловечные и противозаконные меры. Препровождая при сем в оригинале донесение сие и все доказательства, на коих оно основано, повелеваю Правительствующему Сенату немедленно, войдя в рассмотрение его, всех, кои окажутся виновными в сем деле по злоупотреблению власти как в главном управлении, так и в исполнении оного, по отступлению от порядка в производстве и ревизии следствия и суда и по неуважению его гласности и явных следов пристрастия, судить по всей строгости и нелицеприятности закона, и в отрешении подсудимых от должностей поступя по точной силе оного, на места, зависящие от утверждения Моего представить кандидатов, прочие же наполнить достойными чиновниками по установленному порядку. Правительствующий Сетат зная всю важность сего злоупотребления и до какой степени оно противно самым первым основаниям правосудия и притеснительно по всем правам гражданским, не оставит при сем случае сделать повсеместно во всей Империи наистрожайшие подтверждения, чтоб ни где, ни под каким видом ни в высших, ни в нижних Правительствах и Судах, никто не дерзал ни делать, ни допускать, ни исполнять ни каких истязаний, под страхом неминуемого и строгого наказания; чтоб присутственные места, коим законам предоставлена ревизия дел уголовных, в основание своих суждений и приговоров полагали личное обвиняемых пред судом сознание, что в течении следствия не были они подвержены каким либо пристрастным допросам, и чтоб наконец самое название пытки, стыд и укоризну человечеству наносящее, изглажено было навсегда из памяти народной.
комендатура

Немножко лоции залива Терпимости (Толерантности тож). В то время (1940) Тарайка ван.

 Три года прошли на этих берегах. Богатые рыбьем и крабом, но сильно тоскливые места. Местом дислокации 157 мсп был поселок (сейчас село) Гастелло (яп. Найро). Райцентр г. Поронайск (яп. Сикука). Приятного чтения. Инчжой, камераден.










комендатура

Взрыв прогремел в квартире подполковника СК в Екатеринбурге. Причина чисто бытовая - взорвался…

Взрыв прогремел в квартире подполковника СК в Екатеринбурге. Причина чисто бытовая - взорвался…

Взрывом выбило окна в квартире на 15 этаже. Пострадала супружеская пара. Причины выясняются, но на фото с места взрыва видны похожие на баллоны предметы. В квартире п...

Posted by Лев Жаржевский on 10 апр 2019, 15:43

from Facebook
комендатура

"Прогулки по Казани с Надеждой Александровной". О котах, тетеревах и рябчиках.

Ну а теперь подарок начинающим экскурсоводам от дедушки

В путеводителе "Прогулки по Казани с Надеждой Александровной" встречаем необыкновенно глупые даже для этой книги замечания о том, что пресловутых казанских котов в Петербурге кормили по особому меню с подачей "рябчиков и тетеревов". И еще о потомстве тех котов, которые и по сию пору что-то там охраняют, как будто у кастрированных (кладеных) котов могло быть потомство. Чтобы впредь ни один наглец не смел морочить людям головы с этими котами дедушка сообщает всё, что на сегодняшний день известно по этой теме.

Во второй половине девяностых просматривал "Казанские губернские ведомости", неофициальную часть. Обратил внимание на публикации А.Пупарева в 1850-е годы (тогда пытался составить что-то вроде библиографии статей, касающихся истории Казанского края в "Казанских губернских ведомостях" (само собой, забросил). Встретились его публикации и в ранних "Памятных книгах Казанской губернии", сейчас точно не вспомню, каких именно. Лет пять назад или чуть меньше, стал читать "Русскую старину" на сайте Президентской библиотеки. Журнал этот за некоторые годы был у меня скачен с торрента, но начальных годов как раз не было. И вот в шестом номере за 1871 год (издаваться журнал начал в годом раньше) на страницах 642-643 мы видим сообщение А.Г.Пупарева "Указ о высылке ко двору котов. 1745 г."

Вот текст сообщения Аркадия Гавриловича:

Сего ноября 2-го дня, в указе ея императорскаго величества из высочайшаго ея императорскаго величества кабинета в казанскую губернскую канцелярию, писано: октября 13-го дня ея императорское величество указала:
сыскав в Казани здешних пород кладеных самых лучших и больших тридцать котов, удобных к ловлению мышей, прислать в С.-Петербург ко двору ея императорскаго величества с таким человеком, который бы мог за ними ходить и кормить, и отправить их, дав под них подводы и на них прогоны и на корм сколько надлежит немедленно. Того ради, по указу ея императорскаго величества и по определению генерала-лейтенанта кавалера и Казанской губернии губернатора Артемья Григорьевича Загряжскаго с товарищем, велено об оном в Казани в народе публиковать, и публиковано, и выставлены листы. И ежели кто имеет у себя таковых кладеных котов, оных бы, для скорейшаго отправления, объявили в губернскую канцелярию конечно от публикования в три дни, опасаясь за необъявление, кто оных имеет а не объявит, штрафа по указам; також к имеющимся в Казанском уезде вальтмейстерам и в ближние к Казане провинции и в город Уржум о публиковании и о сыску таковых же котов в самом скором времени и о присылке в губернскую канцелярию послать указы.


Примечание. Выписано из указа cвияжcкoй провинциальной канцелярии в царевокошкайскую воеводскую канцелярию, от 4-го ноября 1745-го года за № 4,050. Под Казанским уездом нужно разуметь те местности Казанской губернии, которыя не входили в состав провинций и находились в непосредственном заведывании губернатора. Находящейся ныне в Вятской губернии уездный город Уржум считался приписным к Казанскому уезду. Вальдмейстеры заведывали корабельными лесами.

Сообщ. А. Г. Пупарев

Указ свияжской провинциальной канцелярии в царевокошкайскую воеводскую канцелярию от 4 ноября 1745 г. № 4050 // Русская старина, 1871. - Т. 3. - № 6. – С. 642-643.


Ссылка ведет на 642-ю страницу шестого номера "Русской старины" за 1871 г. И никаких тетеревов и рябчиков.
https://www.prlib.ru/item/362568#v=d&z=2&n=5&i=3372245_doc1_D51DAFD9-19ED-4F98-B9B7-1A8A06571BE3.tiff&y=614&x=564
комендатура

"Прогулки по Казани с Надеждой Александровной". Опять халтура.

Воскресенская. Речь идет о Пассаже.
"Несмотря на всю роскошь и убранство дальнейшая судьба дома была незавидной.После смерти миллионера Александрова пассаж унаследовала его сестра Ольга Александрова-Гейнс, которая впоследствии подарила здание городу для размещения в нем музея. Однако пассаж был технически непригоден для размещения экспозиций. Что представляло собою тогда детище Александрова, описано в № 69 "Казанского вестника" за 1890 год: "В пассаже имеется 28 помещений для магазинов, над ними 7 жилых квартир и 32 номера меблированных комнат". Здесь разместились и редакции печатных изданий, в том числе газеты "Волжский вестник", в которой публиковал свои первые произведения Алексей Толстой".
На той же странице в абзаце про Чернояровский пассаж архитектор Руш назван "молодым и дерзким". Ну что ж, молодым и дерзким можно быть и на сорок шестом году, тут я не спорю. А вот с с тем, что что-то там было написано в №69 "Казанского вестника", поспорю: "Казанский вестник" - это не газета, а журнал, издававшийся Казанским университетом, в котором училась и работала автор "Прогулок...". Последний номер его вышел аж в 1833 году, и больше никакого периодического издания с таким названием не было.
И Алексей Толстой "публиковал свои первые произведения" отнюдь не в "Волжском вестнике", а в "Волжском листке", редакция которого действительно была в Пассаже.

Удивительно, но из путеводителя мы так и не узнаем имен архитекторов-авторов проекта пассажа - ведь его проектировал все-таки не "молодой и дерзкий Руш" - он руководил возведением здания. Зато четверть странцы уделено пассажным привидениям. А как же-с.

Там еще много прекрасного. Но надо отбиваться: завтра с утра учебная прогулка по Баумана от Кольца до Кави Наджми, потом по Кремлевской до М.Джалиля, по ней вниз на Баумана и так до Правобулачной. Если не околею, то отпишусь вечерком после саперави.
Жаль, но книжку завтра отдаю хозяину.
комендатура

"Прогулки по Казани с Надеждой Александровной". Безумие продолжается.

Продолжим чтение путеводителя, написанного председателем Гильдии экскурсоводов РТ. Дальше в лес - больше дров.

Рассказывая о похищении иконы Казанской Богоматери, автор пишет:
"К чести царской сыскной службы преступников быстро нашли и приговорили к каторжным работам (после побега Чайкин был казнен, а его скелет в качестве экспоната передан анатомическому музею Казани)".
Каждый, кто хоть немного интересовался казанской стариной знает, что скелет в университетском анатомическом театре принадлежал знаменитому волжскому разбойнику Чайкину, забитому шпицрутенами на Арском поле в Казани в 1849 году. Именно его скелет и был передан университету. Это азы казанского краеведения. А ведь Надежда Секретова и выпускник и многолетний сотрудник этого учебного заведения.

Вот автор пишет о гостинице "Франция" на Воскресенской: "Короленко снимал номера, когда занимал пост редактора газеты "Волжский вестник". В.Г. Короленко бывал в Казани тогда, когда редактором "Волжского вестника был основатель газеты проф. Н.П.Загоскин - это раз. И Владимир Галактионович ни дня не редактировал "Волжский вестник" и вообще ни единой газеты. А вот журнал "Русское богатство" редактировал. Но причем тут Казань?

Ул.К.Маркса (стр.170). "На противоположной стороне целый квартал занимают два старинных здания. Угловое голубого цвета выстроено в 1913 году для женских Бестужевских курсов". Надо бы знать, что Бестужевские курсы были вовсе не на ул. К.Маркса в Казани, а на 10 линии В.О.. "Не всякий капитан - исправник!" - эту истину с 1860 года знает каждый россиянин. Так что не всякие женские курсы - Бестужевские.

А теперь рысцой на Черноозерскую (стр.196). "Дома №№ 21 и 23 построены в 1912 г. для купца-кондитера Лопатина по проекту инженера И.Брюно архитектором Ф.Петонди". Вот как прикажете это понимать? Что Брюно спроектировал, а Петонди построил? А это ничего, что Фома Иванович Петонди помер в 1874 году?

Абзац о домах Ф.Х.Грахе по Профсоюзной и Астрономической (стр. 190). "До революции 1917 года в нем Ф.Грахе арендовал помещения под аптеку и "Завод минеральных вод". У кого арендовал? У самого себя? И потом не мог Ф. Грахе ничего арендовать до 1917 года, поскольку отошел в лучший мир в 1905 году.