Category: лытдыбр

комендатура

Дедушка-графоман раскрывает тему Карельского перешейка

Karjalan kannas: детство и служба

С Карельским перешейком биография связывала дважды: сначала в детстве и юности, потом в годы офицерской службы. В декабре 1945 г. отец демобилизовался и возвратился в Ленинград из берлинского пригорода Фалькензее. Но дом в котором он жил до войны, был разрушен. Жить приходилось очень стесненно, в коммунальной комнатушке, в бывшей прачечной Александровского лицея на Скороходова. Вскоре вышло решение властей о выделении бывшим жильцам разрушенных домов участков для застройки на вновь присоединенных территориях. Мало того, давалась еще и ссуда для строительства. Так с 1954 года отец (и я вместе с ним) стал связан с бывшей финской Райволой. Участок наш находился по адресу ул.Огарева, 20. Надо было пройти примерно километр по прекрасной Вокзальной, которая в то время утопала в хвойной зелени, и свернув на Герцена выйти на Огарева. Сейчас уже невозможно представить себе всю прелесть того участка. Тыльная его половина находилась уже практически в густом, мощном еловом лесу. На границе с тем лесом было несколько соединявшихся между собой протоками небольших прудиков. Берега проток и самих прудиков были укреплены аккуратными бревенчатыми стенками, уже покрытыми мхом, но еще вполне крепкими. Все это было настолько живописно, что я понимал это даже в том возрасте. Прудики эти занимали не менее четверти участка. Строился дом долго и мучительно, потому что денег было немного. О том, чтобы построить деревянный дом, такой как все строили вокруг, и думать было него. Пришлось строить из силикатного кирпича, в два этажа. Летние каникулы несколько лет проходили в помощи по строительству и наконец двухэтажный кирпичный дом был готов. Напомню, что официально это была не дача, а именно дом, с домовой книгой, все как положено. Ребят моего возраста поблизости не было и мне в Рощине было скучно. Вся жизнь там была на небольшой части поселка: у озера, электростанции и магазинов в старых финских домах. Помню, что было два магазина: один, как я теперь понимаю, райпотребсоюзовский, а второй принадлежал Курортторгу, хотя и находился за пределами Курортного района, территория которого заканчивалась чуть далее Ушкова. У самого моста при ГЭС был вполне приличный хозяйственный магазин с большими буквами на фасаде - "ХОЗМАГ" . Чуть дальше был местный кинотеатр, в котором шли в основном уже давно просмотренные фильмы. Грибы собирать я не любил, но зато за черникой ходил охотно, тем более, что для этого надо было просто чуть отойти от задней изгороди участка - ее в лесу было море. На участке стараниями бабушки и тетки была разведена малина, смородина и неизбежный ревень, из которого бабушка делала замечательный компот. Моим делом было ходить за продуктами. Приходилось выстаивать очереди в курортторговский магазин, где ассортимент был вполне приличный и куда поэтому и ломилась публика. В райпотребсоюзовском можно было купить разве что хлеб, сахар, конфеты. Помню всего два или три года, когда можно было нормально купаться на местном озере, остальные года выдавались холодными и дождливыми. Незабываемое впечатление оставили походы в Линтуловскую рощу и по северо-восточным окраинам поселка, редко где встречал потом такие красивые места.
Иногда посылали за продуктами в Зеленогорск. Проходя по подземному переходу на вокзале, обратил внимание на вполне сохранившиеся указатели на стенах перехода till Petersburg и Pietariin. Слово Petersburg указывало на явно довоенное происхождение этих указателей. В дальнейшем мое пребывание в Рощине ограничивалось несколькими днями в год: вся питерская родня собиралась там на день рождения бабушки и отца (они родились в один день). После смерти отца дом был продан, сейчас от него ничего не осталось.
Судьба свела меня вновь с Карельским перешейком после назначения в ноябре 1975 г. на должность начхима 75 гв. танкового полка. Полк этот входил в состав 45 гв. мсд, а та, в свою очередь, в состав 30 Лениградского армейского корпуса. Стоял полк в п. Харитоново за Сайменским каналом. Не помню точно, но кажется, что и тогда этот поселок административно в ходил в Выборг, во всяком случае туда ходил городской автобус. За каналом начиналась в то время погранзона. Автобус "четверка" ( в то время это был ЛиАЗ-скотовоз) останавливался у моста и пограничники проверяли документы. Офицеры, служившие в военном городке в Харитонове, проезжали по удостоверениям личности, которые быстро приходили в потрепанный вид из-за почти ежедневного двукратной проверки. В городке кроме танкистов стоял также разведбат и, кажется, саперы. Казармы были стандартные, советские, парки для техники тоже уже советские, но имущество хранилось в помещениях старой постройки. Явно довоенным было и двухэтажное здание штаба полка. Офицеры жили в благоустроенных современных квартирах, в которых был лишь один недостаток - в них никогда не бывало тепло.
Потекли полковые будни. С удивлением узнал, что основным видом действий, к которым готовится полк на военное время, является "ввод". В то время (да и сейчас, скорей всего, тоже) такой вид боевых действий не упоминался в Боевом уставе Сухопутных войск. Там были стандартные наступление, оборона и встречный бой. На мой вопрос начальник штаба майор Голушко (умница, каких поискать, его вскоре забрали в дивизию на должность начопера) напомнил о Договоре 1948 года между СССР и Финляндией, по которому СССР обязывался, в случае необходимости оказывать военную помощь соседу. Так вот "ввод" и был началом оказания такой помощи. Все командно-штабные учения и штабные тренировки были посвящены одной теме - тому самому "вводу". КШУ состояли обычно в сборе по тревоге, получении задачи и совершении марша в составе колонны полка (на самом деле это была колонна машин штаба и управления полка плюс десяток машин от подразделений) до п. Большое Кондратьево – знаменитого своей полькой Сяккиярви. Кстати как раз в это время в составе стройотряда ЛГУ будущий президент Путин работал в Б.Кондратьеве на строительстве коровника, а будущий патриарх Кирилл носил титул епископа Выборгского. Ни с тем, ни с другим в те времена встретиться, к сожалению, не пришлось. Однако продолжим разглашать. Полистав два-три часа одубевшими пальцами переговорные таблицы и нанеся драгоценными в то время фломастерами обстановку на карту, народ со страстью ожидал прихода секретчика - это означало конец КШУ и начало обратного марша к зимним квартирам. Немного о картах. При сборе по тревоге в штабе в секретке выдавались уже подобранные по номенклатуре листы топокарт на т.н. Выборг-Хельсинкское операционное направление. Не на всё направление, примерно на две трети. Но всё равно склейка получалась гигантская и клеить приходилось довольно долго. Мы скорешились с начальником разведки, расторопным парнем, и клеили быстро и весело. Потом коленями уминали бедную склейку, иначе она просто не помещалась в сумку. Так вот, однажды дошла до нас весть, что в какой-то части при отработке темы ввода пропала склейка того самого направления. А это была пора разрядки, детанта и прочего благорастворения воздухов. А тут такое - русские отрабатывают ввод войск в Финляндию. То, что такой ввод предусмотрен договором и что отрабатывать его является рутинной обязанностью штабов, никого не волновал - наблюдалась если и не паника, то состояние близкое к ней. Дня три все штабные были на ушах, о секретчиках и говорить нечего. Потом дали отбой: склейку все-таки нашли в лесу. Все сделали выдох.
Еще одна подробность, связанная с непродолжительной службой в танковом полку. Летом 1975 года именно в 75 гв. тп был переведен танковый батальон из Тоцка. Этот батальон стал 2 тб 75 тп. Ребята из второго батальона были очень неплохие и большие труженики. Но поскольку он был первым линейным подразделением новых для того времени танков Т-80 и у себя в Тоцке занимались войсковыми испытаниями этих машин, то это обстоятельство сказывалось на характере их общения с полковым начальством. Такого терпеть было нельзя и подполковник Голинка, командир полка, быстро "вставил их в рамку", как тогда говорили. Не все было у танкистов лучезарно. Помню, что на занятиях в Каменке, механику ПТ-76 из-за неисправности стопорного приспособления поворотного механизма башни раздавило голову. Ребята с ужасом рассказывали, как катался в припадке по земле виновный в этом боец.
На следующее лето я получил предложение перейти в 129 мотострелковый полк уже непосредственно в Выборге. Упоминавшийся выше начальник штаба танкистов майор Голушко отговаривал: "Лёва, не переходи в пехоту. Ты не знаешь, что это такое". Он был безусловно прав. У танкистов была жесткая дисциплина (практически все они прошли через учебки), у пехоты же были заметны явные элементы бардака. Но было очень заманчиво служить в семи минутах быстрого хода до платформы с электричкой до Ленинграда, и я согласился. Жилье снял в комнатке в доме "Эден" (его называли "генеральским") на шестом этаже, ход со двора по черной, практически винтовой лестнице.
С этим полком связано многое, но не о всем можно писать. Напишу о том, о чем можно.
Круглая башня и комендатура. Эти два здания находятся на Рыночной площади одно против другого. Комендатуры уже нет, как нет и гауптвахты при ней, но башня пока стоит. Как раз при мне ее отремонтировали и разместили в ней ресторан. Поскольку начхим считался официальным полковым бездельником, то по традиции на меня взвалили ведение нарядов и написание приказов по службе войск - дело довольно хлопотное, но имевшее и некоторые положительные стороны. Например, я сам мог ставить себя в гарнизонный наряд вместо полкового. И поэтому практически сроднился с этой башней - она была прямо перед окнами комендатуры, там вместе с финскими и шведскими туристическими автобусами Scania стояла наша раздолбанная дежурная машина: лучшей картинки для сравнения капитализма и социализма было не найти. Замечу для полноты картины, что пару раз помдеж приносил мне из ресторана ужин: как же было без понтов?
На старых финских снимках видно, что на углу улиц вместо нынешнего забора была, так сказать вторая составляющая этого здания, такое же двухэтажное строение, что и ныне существующее. Очевидно, что тому строению не повезло, и оно было разрушено.
Полукруглая часть здания, видимая во дворе - это и есть бывшая выборгская гарнизонная гауптвахта, причем совершенно ясно, что здание строилось с самого начала как тюремное, с довольно интересной системой отопления. Внизу располагались камеры для временно задержанных, вверху - караульное помещение и камеры для арестованных солдат, сержантов и даже одна камера для офицеров (без замка). Два нижних окна слева принадлежали кабинету коменданта гарнизона ( в мою бытность - подполковник Жуковский, гроза города и окрестностей), из первого окна справа от входа довольно часто выглядывал автор мемуара, когда дежурил по гарнизону, второе окно слева же - маленькая комнатка для канцелярии, там работала старушка, стучала на машинке. "Капитан, а у вас проблески бывают!", - говорил комендант Жуковский, когда был доволен моей службой в гарнизонном наряде. И заворачивал в пергаментную бумагу два "хвоста", мне и начкару, драгоценной в то время рыбы холодного копчения с какого-то выборгского рыбзаводика.
Много чего тут я видел - однажды в мое дежурство саперный капитан чуть не удавился в камере временно задержанных, хотя вроде и отобрано у него было все что положено, да вот не совсем. Тогда я понял еще раз, что инструкции не зря писались. Хорошо, что вовремя заметил подозрительную тишину в камере, да и фельдшер из штаба 30 ак прибежал мгновенно, дай Бог ему доброго здоровья.
Еще один запомнившийся эпизод, связанный с Карельским перешейком. Зима 1977. Увековеченный Михаилом Веллером Бобочинский учебный центр в Каменке, немного юго-восточней Выборга. Учебный центр висит на бывшей 45 гв.мсд (ныне 138 омсбр), но занятия там проводит едва ли не половина частей ЛенВО. И вот наступило время сборов, когда в Каменку съезжаются офицеры практически со всего 30 армейского корпуса и полигон начинает работать на полную катушку. Наша группа состояла их начхимов полков, командиров и начальников штабов химбатов. Занятия по огневой были спланированы так, что как раз на мой день рождения пришлась стрельба из ПМ и гранатометание. А теперь небольшое метеорологическое отступление. Живущие в полосе от 60 градусов с.ш. и выше знают, что такое световой день в середине декабря. Остальные пусть поверят, что это от силы четыре часа нормального освещения. В семидесятых декабри были серьезные, вспомните хотя бы новый год с 78 на 79 - впечатлений море, колпинский полк ГО замучился дробить уголь, прибывавший на одну из ленинградских электростанций, все что могло хотя бы теоретически смерзнуться, тогда смерзлось. Так вот, в 77 году декабрь был тоже не таким мягкосердечным как нынешние декабри, было около двадцати и что самое неприятное, дул еще такой милый ленинградский ветерок, от которого надбровные дуги превращались в клочки голых нервов.
После метеоотступления - отступление кадровое. В нашей группе был командир химбата 45 мсд, старый седой подполковник. Ни старость, ни седина не мешали ему употреблять спиртное in quantum satis и даже более того. Но пора вернуться на учебные места. На огневую старый комбат прибыл в полуобморочном состоянии. Отстрелявшись из ПМ, он с третьей попытки сумел поместить его в кобуру. На очереди было гранатометание. И вот наша группа на новом учебном месте, в траншее. Пехотный комбат, руководитель занятий по огневой, сообщает порядок выполнения упражнения. Я стою рядом с командиром химбата. Начинают выдавать гранаты и запалы. В траншею для гранатометания запускают по двое. Надо ли говорить, что мне выпало идти в паре с командиром химбата. Что такое попасть с нетрезвым хануриком с гранатой в руках в один окоп, рассказывать не надо, и так понятно.
Получить гранату в день рожденья, да еще в наступающих сумерках, да еще в сложных метеоусловиях - нет, не так я хотел провести свой ДР. Я никогда не страдал снобизмом по отношению к пехоте, хотя такой снобизм часто считался хорошим тоном. Это те еще труженики, а что до некоторой толики бардака, так где его нет? И вот пехота отблагодарила меня за толерантность. Когда я уже мысленно подводил итоги быстротекущей жизни, руководитель занятия, внимательно посмотрев на командира химбата, максимально участливым тоном сказал: товарищ подполковник, вам, видимо, нездоровится и что-то там еще такое же ласковое. Итогом стала сдача химическим старцем гранаты и запала и жизнь автора этого мемуара была спасена.
Гудели мы на моем дне рождения хоть и втихаря, но славно. А наутро было подведение итогов сборов комкором и убытие по своим частям. Последний год службы в Выборге совпал с инспекторской проверкой. От 45 мсд для проверки был выделен наш полк. Служившие при Советах или сами знают, что такое инспекторская, или слыхали о ней. Тем, кто не знает, лучше и не знать – ничего хорошего в ней нет. Задолго перед проверкой нас стали подтягивать по линии бдительности. Приезжали чины из контрразведки и вели соответствующие беседы. Приводили пример того, как натовские дипломаты, проезжая через Выборг по пути в Хельсинки для ТО своих машин, отклонялись от маршрута и старались определить запасные районы расположения частей в окрестных лесах. Отношение к этим примерам у нас было не то чтобы пренебрежительное, но все же какое-то не очень серьезное. И вот беседа закончена, мы расходимся из штаба и выходим из КПП на Кривоносова. И у нас отваливается челюсть: неторопливо, как в замедленной съемке, мимо полка проезжает огромный, явно американского происхождения лимузин с дипломатическим номером и стикером CD. Не повышая скорости машина проследовала в сторону Папулы. Это было предпоследнее впечатление от Выборга. Последним была двойка полку на инспекторской проверке. А потом началась служба на Сахалине.
комендатура

В мире вспоминателей: как Гузель Подольская Анну Миллер уела

Gavrilov-200.jpg

Для неказанцев. "Вечерняя Казань" стала выходить в 1979 году. В то время наличие в городе вечерней газеты было одним из подтверждений его статуса. Обычно вечерки издавались в миллионниках. Дедушка вспоминает, как ему прислали в Питер несколько номеров ВК. Приятно удивила верстка, живо напоминавшая верстку "Вечернего Ленинграда" - все другие газеты в Казани (а их и было-то совсем немного, татарских и русских)  верстались совершенно в колхоз-стайл. Не сказать, чтобы газета была чем-то особенным: немного питерская "Смена" ее лучшей поры, немного "Вечерний Ленинград". Дедушке нравилось, что главное место занимала именно городская тематика и отсутствие материалов в стиле "многабукаф".
Разумеется, дедушка совершенно не был в курсе величия ее первого редактора, А.П.Гаврилова: ну редактор  и редактор, хорошо ведет газету. Но тут наступило ускорение, а за ним и перестройка, ну а там уж и расцвет национального самосознания. И тут редактор становится политической фигурой, депутатом ВС СССР. Позиция газеты становится совершенно четкой - сначала прогорбачевской потом проельцинской. Газета наполняется дискуссионными материалами, долго и старательно давала своего рода дайджесты содержания "Московский новостей". Вскоре после подавления августовского путча, редактор скончался.
В Казани среди русскопишущих журналистов  поддерживается своеобразный культ А.П.Гаврилова, имя его включено  в профессиональные святцы, журналисты часто печатно вспоминают детали работы в ВК, создается своя маленькая гаврилиана.
Но это все была преамбула.
Амбула же же вот в чем. В рамках подготовки к 60-ю со дня рождения покойного редактора ВК  была выпущена энциклопедического формата книга "Андрей Гаврилов. Он был редактором от бога". Камрады знают, что дедушка чистит закрома, оставляя не более пятой доли всех книжек. Эту книжку решил оставить в разделе "казанщина", уж больно красиво сделана. Решил полистать. Наткнулся, среди прочего, на воспоминания Гузели Подольской.

Гузель Подольская, Корреспондент "ВК", затем сотрудник газет "Новая "Вечерка", "Провинция", "Восточный экспресс"
Я попала в "Вечерку" сразу после университета. За это некоторые на меня смотрели косо: как это так?! Меня взяли не в штат, а на договор, но даже это было большое счастье. Поскольку работать в "ВК" было для многих пределом мечтаний. Андрей Петрович сразу сказал: ты, мол, не волнуйся, будешь на договоре, но получать будешь нормально - я отберу у Лесковой "Маршруты выходного дня" и тебе отдам. За них тебе шестьдесят рублей будут гарантированы. Плюс гонорары.
Писала я тогда страшно медленно и жутко боялась чистого листа, как бывает у многих начинающих.
Помню такой случай. Иду по коридору и слышу, как Миллер ругается в приемной и все повторяет:
- Подольская, Подольская...
Я подошла, а Анна Марковна как раз говорит редактору:
- Что это такое, почему информация у Подольской стоит пять рублей, а моя - три рубля?! Они одинаковые совершенно!
Андрей Петрович отвечает:
- Имей совесть, человек на договоре без зарплаты, конечно, я ей выписываю гонорар побольше...
Так что он меня, и вообще молодых журналистов, старался поддерживать. Хотя что мы тогда умели!
Еще помню, это было в 1989 году, Андрей Петрович заходит к нам в кабинет:
- Я делаю утренний обход, спрашиваю, кто сегодня смотрел "Телеутро?
Мне повезло, я как раз смотрела. Говорю:
- Вы про этого целителя, что ли, которого там показывали?
Андрей Петрович обрадовался:
- Смотрела? Вот ты и поедешь в Симферополь, где он живет. Я уже в пятый кабинет захожу, никто телевизор по утрам не смотрит.
И я в самом деле поехала к Тищенко в командировку...
Приз получила из рук редактора. А он, кстати, всегда нам говорил: читайте другие газеты, слушайте "Маяк", смотрите телевизор, следите за новостями!
В редакцию все вечеркинцы приводили своих детей. Точно так же и я приводила свою Янку. Вот и тут привела в субботу - то ли она у меня приболела, то ли садик закрыли. А Янке стало скучно, и она пошла по кабинетам. Первым делом решила зайти к Андрею Петровичу. А он детишек очень любил, привечал - и он дал моей дочке конфету. Наша секретарь Марина Сажина мне потом рассказывала, что Янка конфету положила в карман и сообщила редактору:
- Съем - еще приду.
Янка отправилась дальше и пришла к Султану Салимзянову. И, будто какая-то рэкетирша, сказала ему:
- Мне дядя редактор дал три (!) конфетки.
Султан мне позднее сказал, что тут он судорожно начал искать, что бы дать ребенку. Но кроме воблы ничего не нашел...

Из этих воспоминаний мы узнаем о том, что Андрей Петрович Гаврилов дал ребенку конфету. Но главное, мы узнаем о том, что он же велел Анне Марковне Миллер иметь совесть. Вот так Гузель Подольская легко и непринужденно и вложила Марковну. "Хотя что мы тогда умели!", - восклицает Г.Подольская. Не знаю, как тогда, а сейчас мастерство налицо.
Да, чуть не забыл. Редактор велел еще своим журналистам газеты читать и телевизор смотреть. Бесценные крупицы.
комендатура

Подарок любителям неторопливого чтения

Завтра пятница, а там и выходные. Все реже тянет на волю, все чаще хочется в тепле и уюте неторопливо листать страницы интересных книжек или хотя бы пожинать разумное и доброе с экранов мониторов. Но где взять разумное, откуда черпать доброе, где припасть к вечному?
И тут на помощь приходит Зенек, ваш веселый санитар дедушка. Именно к выходным отфайнридил он половину третьей полосы сегодняшнего нумера "Звезды Поволжья".
Предыдущие серии, связанные с именем автора, Айдара Халима:
http://rdp4v.livejournal.com/789794.html
http://rdp4v.livejournal.com/670616.html

А вот обещанный свежак. Автору кажется, что он пишет по-русски. Дедушка не изменил ни одного знака. Так что все грамматические причуды - целиком заслуга Айдара Халима.

Пожалуйте нам айсберг

Обращение к Харапьду V, Его Величеству королю Норвегии (вместо ответа Овчинникову и Осипову)
Многоуважаемый главный редактор!
Читатели, наверное, помнят, что я остался без ответа моим оппонентам. По законам практики печатного слова таковое оценивается как бы согласие с мнением другой стороны, говоря проще, как бы принятие позы сдачи «в плен». Я в плен сдаваться не собирался, но я не такой плодовитый, чтобы пикироваться с огромными, как у моих оппонентов, статьями-«болванками», и вымучивать читателя из номера в номер потеряло смысл. И решил вместо ответа им направить мое обращение к Его Величеству королю Норвегии Харалъду V. Прошу вас опубликовать его в «Звезде Поволжья», отдавая одновременно дань юбилею Союза писателей РТ, готовящегося отметить свое 75-летие в ноябре текущего года, и моему членству в нем. Пользуясь случаем, хочу сообщить, что по причине неожиданно нагрянувшей болезни не смогу принять участия в объявленном «саммите» сторонников господ-историков Овчинникова и Н. Тарифа. Данную публикацию записать за мое выступление по списку сторонников Н.Гарифа. Спасибо.
Автор.



Ваше высочество король Норвегии Харальд V, высокочтимый сын Его Величества короля Норвегии Улафа V и Ее Величества королевы Норвегии Марты Бернадот!
Примите наши самые добрые пожелания в вашем благодеятельном правлении Королевством Норвегия от меня лично, моей семьи и всего нашего многострадального народа.
Я, сын татарского народа, когда встал вопрос жизни и смерти, вынужден по велению сердца обратиться к вам с просьбой, с каковой, возможно, к Вашему Величеству никто не обращался во всей мировой истории монархий. В одном из хадисов Пророка Мухаммеда утверждается, что, как только смертные отойдут на сорок шагов от могилы усопшего, Мункир и Накир, два посланца Ангела смерти Джабраила, начинают допрос, где третьим следует вопрос: «Как ты жил со своими соседями?». Для меня, писателя, это звучало: «Как мой народ жил со своими соседями-народами?». Но ответ на вопрос, в свою очередь, поставил мне необходимость сделать краткий исторический экскурс к заявленной теме.
Мой народ как один из основополагающих подвидов гуннско-скифско-кипчакско-тюркской семьи народов, как создатель государств Прикавказско-Азовской, Придунаиской Болгарии, позже - Великой Поволжско-Камской Булгарии, Золотой Орды, Казанского ханства, известный в материальной истории мира не менее двух тысяч лет, испокон веков проживал и проживает в Среднем Поволжье и Приуралье - в истинном раю природной среды, где все четыре времена года - весна, лето, осень и зима - разделены по три месяца с температурным разбросом в 40 градусов тепла и холода по Цельсию, в которой взаимосвязанно присутствуют все виды фауны и флоры с изумительным богатством высокой урожайности злаковых культур, лесных, водных, минеральных источников, полезных ископаемых, мировых запасов нефти и газа. Великая Поволжско-Камская Булгария, первой во всей Евразии плавившая чугун и дамаскскую сталь, первой в Евразии культивировавшая в каменных и срубных домах центральное отопление в условиях холодной зимы, цветущая мусульманская страна, также первой в Евразии начавшая исповедовать ислам еще в VII - VIII веках, пришедший к нам через Дербентские Ворота и Хазарию - почти всего лишь через 100 лет после появления мусульманской религии в самой Аравии, официально и добровольно принявшая ислам как государственную религию уже в 922 году, на целых 66 лет раньше принятия русскими православия, была одним из просвещеннейших государств мира. История также хорошо помнит, как миролюбивый, трудолюбивый, просвещенный, почти тысячу лет культивировавший наравне с собственной рунической арабскую графику, святой Коран, арабско-персидскую литературу и искусство, знавший в совершенстве арабский, персидский, двунадесять тюркских языков татарский народ, создавший в Среднем Поволжье-Приуралье великую татарско-мусульманскую цивилизацию,Collapse )
комендатура

Счастливое избавление, или Почему я уважаю пехоту

Зима 1977. Увековеченный Михаилом Веллером Бобочинский учебный центр в Каменке, немного юго-восточней Выборга. УЦ висит на бывшей 45 гв.мсд (ныне 138 омсбр), но занятия там проводит едва ли не половина частей ЛенВО. Дедушка тогда служил в 129 мсп неподалеку от вокзала в Выборге. И вот наступило время сборов, когда в Каменку съезжаются офицеры практически со всего 30 ак и полигон начинает работать на полную катушку. Наша группа состояла их начхимов полков, командиров и начальников штабов химбатов. Занятия по огневой были спланированы так, что как раз на мой день рождения пришлась стрельба из ПМ и гранатометание.
А теперь небольшое метеорологическое отступление. Живущие в полосе от 60 градусов с.ш. и выше знают, что такое световой день в середине декабря. Остальные пусть поверят, что это от силы четыре часа нормального освещения. В семидесятых декабри были серьезные, вспомните хотя бы новый год с 78 на 79 - впечатлений море, колпинский полк ГО замучился дробить уголь, прибывавший на одну из ленинградских электростанций, все что могло хотя бы теоретически смерзнуться, тогда смерзлось. Так вот, в 77 году декабрь был тоже не таким мягкосердечным как нынешние декабри, было около двадцати и что самое неприятное, дул еще такой милый ленинградский ветерок, от которого надбровные дуги превращались в клочки голых нервов.
После метеоотступления - отступление кадровое. В нашей группе был командир химбата 45 мсд, старый седой подполковник. Ни старость, ни седина не мешали ему употреблять спиртное in quantum satis и даже более того.
Но пора вернуться на учебные места. На огневую старый комбат прибыл в полуобморочном состоянии. Отстрелявшись из ПМ, он с третьей попытки сумел поместить его в кобуру. На очереди было гранатометание. И вот наша группа на новом учебном месте, в траншее. Пехотный комбат, руководитель занятий по огневой, сообщает порядок выполнения упражнения. Я стою рядом с командиром химбата. Начинают выдавать гранаты и запалы. В траншею для гранатометания запускают по двое. Надо ли говорить, что мне выпало идти в паре с командиром химбата. Что такое попасть с нетрезвым хануриком с гранатой в руках в один окоп, рассказывать не надо, и так понятно.
Получить гранату в день рожденья, да еще в наступающих сумерках, да еще в сложных метеоусловиях - нет, не так я хотел провести свой ДР. Я никогда не страдал снобизбом по отношению к пехоте, хотя такой снобизм часто считался хорошим тоном. Это те еще труженики, а что до некоторой толики бардака, так где его нет? И вот пехота отблагодарила меня за толерантность. Когда я уже мысленно подводил итоги быстротекущей жизни, руководитель занятия, внимательно посмотрев на командира химбата, максимально участливым тоном сказал: товарищ подполковник, вам, видимо, нездоровится и что-то там еще такое же ласковое. Итогом стала сдача химическим старцем гранаты и запала и жизнь дедушки была спасена.
Гудели мы на ДР хоть и втихаря, но славно. А наутро было подведение итогов сборов комкором и убытие по своим частям.
комендатура

Какой замечательный пост

http://784.livejournal.com/53041.html

В Казани радиостанций работает штук наверное 10-15, не больше. И не сказать, что все они чересчур разные, но отдельные экземпляры, конечно, подкупают своей непосредственностью.
Вот что мы хотим получить от радиостанции? Наверное, вряд ли просто музыку, ведь ни для кого труда не составит включить для этого плеер или что-то вроде. Значит, важно другое. Например, беспокойная неупорядоченность плей-листа, любимые ведущие, отсутствие необходимости менять диск...
Для меня это текст. Произносится ли он Махмудом Аракаевым или Сашей Пряниковым - его приходится слушать, а слушать-то зачастую и нечего, кроме рекламы, которую впрочем слушать еще хуже.
Вот например БИМ-радио - первое, появившееся в импортном диапазоне ультракоротких волн - с некоторых пор я просто перестал настраивать на эту волну автомобильный приемник. Не получается у меня слушать идиотские завывания отмороженных ведущих, сущих колхозников в худшем смысле слова, бездарей и бездельников. Однако, мне в основном нравится музыка, которая там звучала, и не так бесит реклама. Не так, как, скажем, на более "взрослых" станциях. Например, на Европе-плюс любят рекламировать гондоны, видимо, значительная часть слушателей там уже способна задуматься о безопасности, в отличие от слушателей того же БИМа - пубертатных дрочил, которым конечно не до резинок, и уж тем более все равно кого, когда и где.
А на Эхе, которое и включено у меня чаще всего, реклама рассчитана на изрядно погрузневших, облысевших импотентов, страдающих несварением желудка с постоянной изжогой, геморроем, остеохондрозом и коликами где только возможно. Ну а я-то страдаю разве что шизой неизлечимой, и слушать это довольно тяжело. Удивляет на этой станции частое упоминание виагры любого толка - какие-то иохимбе-хуимбе, акульи плавники и хрящи, настойки и просто хуестоялки-удлинители. Вряд ли слушатель БИМ-радио вообще поймет о чем речь, ведь у него при одном упоминании голой сиськи сразу лопаются штаны.
Во время такой вот рекламы мне частенько вспоминается радио "Ностальжи", спокойно умершее у нас несколько лет назад. Право, не знаю, работает ли оно сейчас в других городах, надеюсь что да. Так вот, ведущие эфира там - просто душки, такими баритонами с оттяжкой в легкий хрип не могут похвастаться даже дикторы бывшего центрального телевидения, и тётеньки с грудными сопранами очень милы. Только возраст их немного смущал меня всегда, ведь судя по тем самым голосам, в детстве они вполне могли играть в одной песочнице с моей бабулей, царствие ей небесное, 1913 года рождения. Зато вот гондонной рекламы и рекламы чудо-вставалки там никогда не было. Ну не нуждаются в ней слушатели этого радио, правильно Гришковец в своей "Рубашке" заметил: "Джаз - это музыка тех, кто своё отлюбил"...
комендатура

Дедушка балдеет

Соцгород, безусловно, был ( а для меня и остается) одним из самых приятных уголков Казани. Даже сейчас, по прошествии стольких лет, чувствуешь, что эту частичку Казани проектировали очень грамотные люди. В военное время - а в основном Соцгород построен во время войны и самые первые послевоенные годы - в распоряжении проектантов были минимальные средства для украшения зданий. И с каким мастерством и вкусом они распорядились этими скудными средствами! Насколько человечны и разнообразны эти, на беглый взгляд, одинаковые здания - на самом деле они разнятся в деталях, даже когда некоторые из них имеют одинаковую протяженность и этажность с соседом. Простор и открытость здесь на редкость удачно сочетаются с каким-то чисто соцгородским уютом, эта открытость и этот уют долго были и на "Девятке" (районе между нынешними улицами Восстания и Гагарина по обе строны ул. Декабристов, раньше Восстания была 9-й Союзной - отсюда "Девятка").
В предыдущем посте я писал об ожидающей меня книженции. Теперь она у меня в руках. Книженция эта (тираж 150 экз, "на правах рукописи") посвящена проектированию "Социалистического города" при N-ском заводе в Казани. Какие там люди: вездесущий Петр Масксимилианович Дульский, Петр Евгеньевич Корнилов, жизнь которого тесно связана и с Казанью и с Ленинградом и, наконец, архитектор-художник Моисей Маркович Синявер - составитель генплана Соцгорода. Сразу скажу, что мечты Синявера придать Соцгороду татарские национальные черты не сбылись - и слава Богу. Возможно, это был бы великолепный район, но я просто не выношу нарочитую этнизацию построек - ничего стоящего из этого не выходит. Первый и пока поверхностный просмотр книженции позволяет сделать вывод о том, что Соцгород строился все-таки не по плану М.М.Синявера или не совсем по его плану. А вот такая милая частность, как коттеджи в коттеджном городке западнее ул.Гагарина (тогда 11-й Союзной) построены по его рисункам - это точно.
Книженция просто великолепно исполнена - иллюстрации (проектные рисунки в цвете) наклеены на страницы, много и черно-белых иллюстраций. Сейчас буду делать копию для человека Саначина - лучший знаток старой (и новой) Казани Сергей Павлович Саначин (кличка "Руский интеллигент") будет наверняка доволен.
комендатура

Насколько я прост и непривередлив

Вот стоит Кампари и пусть стоит. А пью я простой Спотыкач. До получки осталась неделя. Составил сводную таблицу рассольников – horribile dictu, есть люди, не знающие чем Ленинградский рассольник отличается от Московского или от Домашнего. Как можно жить с таким незнанием? Этим людям нужно помочь.