Category: история

комендатура

Текущее

Сегодня надо сваять казанский авангард. Пока не решил, на один разворот или на два.
Завтра - Торжества, годовщины, митинги, демонстрации 1917 - 1940.
Щам буду набирать картинки.
комендатура

Советское фото

Во-первых, просто было гораздо меньше фотоаппаратов. Во-вторых, фотопленка и фотопринадлежности стоили тоже не совсем копейки. В-третьих, фотопроцессы были довольно хлопотными. В-четвертых, большей частью старались фотографировать во время каких-либо событий и мероприятий (самого разного характера -от кросса до посещения театра) и поэтому снимались отнюдь не в затрапезе. Поэтому и сложилось впечатление, что при советах люди основном радовались на елках и демонстрациях, сидели за накрытыми столами и играли в волейбол на дачах и в домах отдыха. Ну и махали руками из поездов.Вот поэтому так ценны кадры советской обыденности.
комендатура

Об учреждении в Казани Института для благородных девиц

Законы Российской Империи имели форму указов монарха. Указы могли быть именными и сенатскими. Но роясь в истории (довольно сложной) возникновения Родионовского института благородных девиц, дедушка познакомился еще с одним видом законов - высочайше утвержденной запиской. Именно так был оформлен закон о создании названного института.
Текст закона состоит из двух частей. В первой части императрица-мать Мария Феодоровна излагает сложную историю завещания "полковницы Родионовой" со всеми ее перипетиями и излагает свое мнение по поводу первых действий, необходимых для создания института и руководства им (около 7 тысяч знаков с пробелами). Вторая часть гораздо короче и состоит из резолюции государя:


"Резолюция. "Совершенно согласен с предположениями Вашего Императорского Величества"

Дедушка только что закончил набивку этого закона для своей будущей книжечки.



1789. - Февраля 8. Высочайше утвержденная записка Ея Императорского Величества Государыни Императрицы Марии Феодоровны. - Об учреждении в Казани Института для благородных девиц.
Прошлого 1827 года июля 18 дня доведено было до сведения Вашего Императорского Величества, что Полковница Анна Родионова, поданным в Декабре 1823 года на Мое имя прошением, жертвуя благоприобретенным своим имением, в Казанской Губернии 414 душ, приносящем доходу до 20000 рублей, на заведение в Казани Института благородных девиц, просила Меня об учреждении такого Института под Моим покровительством, оставляя крестьян на теперешнем пахатном положении.
Что по доведении сей просьбы до сведения блаженные памяти Императора, Любезнейшего Моего Сына, Я с согласия Его ответствовала Г.Родионовой 24 Декабря 1823 года, что когда потребуется Мое содействие, Я вменю Себе в удовольствие обратить на предполагаемое заведение, Мое покровительство и заняться мерами, для лучшего споспешествования видам просительницы; почему остается ей только учинить те распоряжения, которые в подобных случаях законом предписаны.
Что потом Полковница Родионова, при новом прошении представляя завещание о таком пожертвовании с присовокуплением еще имения, оставшегося после умершей бездетно дочери ее, вдовы Штабс-Капитанши Дороновой, той же Губернии 145 душ, просила по смерти ее приказать явить то завещание к утверждению и притом объяснила: что то имение, равномерно приобретенное, отдано было ею дочери, которая сделавшись вдовою, с согласия матери завещала оное своему племяннику Генерал-Маиору Молостову, но за его смертию завещание, не быв нигде явлено, осталось без действия. По смерти же дочери явилась другая духовная, по коей наследником назначен сторонний по женскому колену родственник Полковник Мергасов, который предъявил духовную к утверждению А как дочь ее в последний год жизни была до того расслабленная от паралича, что не только движения в руках и ногах, но и употребления языка не имела, то просительница оное завещание оспорила; по старости же и по слабости здоровья, не имея надежды видеть окончания сего дела, просила, чтобы наблюдение за оным было препоручено Министру Юстиции.
Что по доведении всего оного 13 Августа до сведения Вашего Императорского Величества, с Вашего согласия то прошение Г.Родионовой, равно как и прежде ею поданное и копия с Моего ответа, препровождены к Министру Юстиции, который находя, что завещание Полковницы Родионовой домовое нигде не явлено, препроводил оное к Казанскому Губернскому Прокурору, и предписал ему возвратить Г.Родионовой завещание для представления к утверждению и объявить ей притом, что он по званию Министра Юстиции обратит внимание на дело ее с Полковником Мергасовым, дабы в производстве не подверглось медленности и решено было на основании законов, что и возложено на Губернского Прокурора.
Что после того Г.Родионова, представляя копию с утвержденного Казанскою Гражданскою Палатою завещания и излагая вновь все происхождение дела об имении дочери ее, объясняла, что, за получением из Правительствующего Сената указа по просьбе Полковника Мергасова, рассмотрение дела остановлено, имение отдано Мергасову, а ей предоставлено производить спор против завещания дочери, где по законам следует, тогда как дело уже производилось апелляционным порядком; почему и просила она Моего покровительства, дабы повелено было на дело сие обратить внимание Сената и решить оное не в очередь.
Сие прошение, с согласия Вашего Императорского Величества, препровождено, так как прежние, к Министру Юстиции.
Ныне Казанский Губернский Прокурор Меня уведомил, что Полковница Родионова 30 истекшего Декабря скончалась; а назначенный ею душеприказчиком племянник ее Надворный Советник Вешняков, на которого она возложила завещанное в пользу предположенного ею Института имение, по ее кончине открыт Правительству для принятия оного в распоряжение, кого следовать будет, дать знать С.Петербургскому Опекунскому Совету как о ее смерти, так и о заведении Института, и в случае надобности, для скорейшего открытия его, прибегнуть с просьбою ко Мне. В исполнение сего препоручения, при прошении на Мое имя представил Мне копию с завещания покойной тетки его, которым она в пользу предполагаемого ею Института жертвует каменным в Казани домом, вышеупомянутым собственным имением 414 душ и оставшимся после дочери в 145 душах, и которое Казанскою Гражданскою Палатою утверждено во всех частях, кроме спорного имения, оставшегося после дочери завещательницы, и прости Меня о принятии помянутого предположенного Полковницей Родионовою Института под особое Мое покровительство.
Изложив се обстоятельства сего дела, Я с своей стороны полагаю: что если благоугодно Вашему Императорскому Величеству, чтобы, в сходствие обещания, сделанного покойной Полковнице Родионовой в 1825 году, Я приняла на Себя попечение об учреждении и управлении предположенного ею в Казани Института благородных девиц; то нужно: во-первых, учредить там Совет, на который возложить учреждение и управление Институтом под Моим руководством и по правилам, которые ему от Меня предписаны будут. Сей Совет можно бы, по моему мнению составить из Гражданского Губернатора, Губернского Предводителя Дворянства, Попечителя Казанского Университета и душеприкащика покойной завещательницы; а со временем присутствовать в нем будет Начальница Института.
Первое действие сего Совета было бы приять в свое заведывание дом и имение, в пользу Института завещанные, привести в ясность и собирать доходы, с имения следующие, которые отсылать для приращения в Сохранную Казну впредь до востребования оных, а Мне доставить немедленно планы дома и места в городе и подробнейшие сведения об имении в Лаишевском уезде и о доходах, с него получаемых, также о ценах на разные материалы и припасы в Казани, дабы судить по всем таковым сведениям, может ли дом в настоящем виде служить для помещения Института, или какие нужны в нем переделки? Какая потребуется на то примерно сумма? Какие способы имеются в виду как для сих первоначальных и единовременных издержек, так и на содержание Института? и в какой размер можно в следствие этого учредить оный и т.п. На основании чего и можно будет составить уже проэкт предполагаемого заведения для поднесения Вашему Императорскому Величеству; потом Совет обратит также внимание и попечение на спорное дело с Полковником Мергасовым об имении, оставшемся после дочери завещательницы, дабы оное было приведено к окончанию и решено на основании законов и справедливости.
А как в 1805 году, для предположенного тогда Института приобретено в Казани покупкою место, на так называемом Арском поле, с фруктовыми деревьями, которым с 1809 года пользуется Казанский Девичий монастырь, то на вышеозначенный Совет возложить также рассмотреть и сообразить, каким выгоднейшим образом оное место может быть обращено в пользу Института и о том представить свое мнение. Представляя все сие на благоусмотрение Вашего Императорского Величества, испрашиваю Вашего решения.
Резолюция. "Совершенно согласен с предположениями Вашего Императорского Величества"
комендатура

Немножко лоции залива Терпимости (Толерантности тож). В то время (1940) Тарайка ван.

 Три года прошли на этих берегах. Богатые рыбьем и крабом, но сильно тоскливые места. Местом дислокации 157 мсп был поселок (сейчас село) Гастелло (яп. Найро). Райцентр г. Поронайск (яп. Сикука). Приятного чтения. Инчжой, камераден.










дикобр

Из старенького. 20 лет назад дедушка резвился

Почтение к энциклопедиям появилось давно: тусклое золото переплетов Meyers Konversationslexikon в старой питерской квартире покойного дяди до сих пор одно из самых ярких впечатлений детства. Поэтому я не колеблясь отдал 250 руб. за Татарский энциклопедический словарь, тем более, что пресса целый месяц писала о нем в самых восторженных выражениях. Словарь лежит на моем столе четыре дня - четыре дня приходиться огорчаться за собственные деньги.

Воинское соединение жандармов

Книга неважно отредактирована. Литературный редактор (а их в словаре трое) должен чувствовать: писать о губернском правлении, что оно "высшее присутственное место", не следует - место не может "обнародовать законы и следить за их исполнением", этим занимается орган управления. Нельзя писать о губернском жандармском управлении, что это "воинское соединение политической полиции". "Воинским соединением" называют бригады или дивизии. Представит себе, как дивизия жандармов на территории Казанской губернии ведет "розыск и и производство дознания по политическим делам", трудно - розыск политических обычно не ведут, развернувшись в ротные цепи, а дознание не сопровождается ружейно-пулеметным огнем. Да и всех жандармов в империи было максимум четырнадцать тысяч - какие уж там "воинские соединения" в губерниях.
Единственными изданиями зарубежных татар, чьи заглавия редакции словаря захотелось передать в оригинальном написании, были польские издания польских татар. Лучше бы редакция этого не делала. "Пшеглёнд исламски", "Жиче татарске" и "Рочник татарски", на взгляд редакции" должны писаться так: Pzseglend islamski, Zycze Tatarske и Rochnik tatarski - ничего смешнее не придумаешь.

Ленивы и нелюбопытны

Энциклопедия с неточными фамилиями и путаными датами не более чем макулатура. Если один и тот же словарь на странице 385 говорит, что П. Молоствов состоял в должности начальника штаба Казанского военного округа с 1864 по 1867 год, а на странице 244 утверждает, что округ был образован в 1884 году, что чем же занимается группа контроля редакции из пяти человек? Впрочем, вся эта группа наверняка целый год ездила на троллейбусах с огромными надписями "1948 - 1998. Казанскому троллейбусу - 50 лет", и это не помешало словарю утверждать, что троллейбус в Казани был пущен в 1947 году.
На странице 12 составители рассказывают доверчивым читателям, что "первый автомобиль появился в Казани в 1912 году". Не верьте этим ленивым и нелюбопытным людям: они даже за деньги не хотели перелистать местные газеты начала века. За них это совершенно бесплатно сделал доцент стройакадемии Б.Ерунов, и каждый казанец, читающий "Вечерку" с его "Казанской энциклопедией",знает, что еще в 1908 году А.Смирнов стал перевозить на автомобилях пассажиров и грузы, что в 1910 году общество "Аутотранспорт" наладило регулярные рейсы из города в Кизическую слободу, а в 1911 году был введен и прокат автомобилей "с роскошной отделкой и электроосвещением".

Судьба татарина Кричинского: от эмира - орден, от татар - забвение

Не повезло в словаре не только военному округу, но и удельному. Словарь определяет его как "губернское учреждение в 1863 - 1917 годах". Удельные округа никогда не были "Губернскими" учреждениями: в них входили имения царской фамилии, расположенные на территории нескольких губерний. Это во-первых. А во-вторых, Казанским округ стал называться лишь с 1902 года, когда управление его было переведено в Казань "со сменой наименования". Не лучше и с почтово-телеграфным округом - он учрежден в 1874 году, а не в 1884, как указано в словаре. 1884 год - это год его перехода из ведения Почтового департамента под начало Главного управления почт и телеграфов МВД.
Песчано-овражному округу (был и такой), конторе довольно жалкой и просуществовавшей всего четыре года, место в словаре нашлось. Зато ни слова не найдем мы об округах путей сообщения, существовавших в Казани с 1840 по 1917 год. 16 тысяч архивных дел, оставшихся от этих округов - подлинная информационная сокровищница, не идущая ни в какое сравнение с девятью десятками дел Песчано-овражного округа.
 Не нашлось в словаре места и для Казанского пехотного военного (до 1909 года - юнкерского) училища. А ведь за полвека через это училище прошло немало известных людей. Упомяну навскидку двоих: Виктора Афанасьевича Спиридонова, основоположника борьбы самбо, и Михаила Артемьевича Муравьева - знаменитого "Бонапарта русской революции". Могут сказать: они не татары. Хорошо, вот вам знаменитый польский татарин Степан Самойлович Кричинский. Выдающийся архитектор, строитель великолепной мечети в Петербурге, он был обласкан бухарским эмиром, но был забыт татарскими "энциклопедистами".
 Вспомнили составители, правда, о другом польском татарине - генерале Юзефовиче. Лучше бы не вспоминали. Во-первых, умер генерал не в 1930, а в 1935 году. "С 1917 года жил в Польше", - уверяет словарь. На самом же деле командир 26 армейского корпуса Я.Д. Юзефович с лета 1918 года служил в Добровольческой армии, был начальником штаба Кавказской армии генерала Врангеля, командиром 3, а затем 5 конного корпуса. С 30 мая 1920 года был инспектором врангелевской кавалерии в Крыму, руководил строительством укреплений на Перекопе. Эмигрировал в 1921 году, но не в Польшу, а в Эстонию, жил  в своем имении под Тарту, где и умер. И еще одно дополнение: Яков Давыдович был не неким "членом штаба "Дикой дивизии" - он был начальником ее штаба.
 Не обошлось и без обычного для казанских авторов пренебрежения к датировке и авторству построек. Несмотря на отсутствие оснований, проект здания железнодорожного вокзала приписывается Г.Рушу, а Мюфке и Амлонг бестрепетно назначены соавторами проекта дома командующего КВО. Сдвинуты годы постройки Александровского пассажа и дома Кекина, неверно указан год разборки городского театра, а инициалы автора проекта фасада Госбанка Николая Михайловича Сапунова - в одном месте значатся как Н.М., в другом - А.Г.
 Странно читать о т.н."Мергасовском" доме, что он был построен на "бывшем земельном участке купца Мергасова": полковник Мергасов никогда не был купцом.

Столичная газета (б. Казанское время). №19, 9-15 дек. 1999.