Category: искусство

комендатура

"Прогулки по Казани с Надеждой Александровной". Dovery, no provery

Дедушка держит в руках "Прогулки по Казани с Надеждой Александровной. Иллюстрированный путеводитель по Казани для свободного чтения". Надежда Александровна - это, надо полагать, Н.А. Секретова. Всезнающая Сеть сообщает: "Богатый опыт и знания в области краеведения повлияли на решение написать в 2012 г. книгу-путеводитель «Прогулки по Казани с Надеждой Александровной». За эту книгу в 2016 г. Надежда Александровна Секретова была отмечена благодарностью президента РТ Р.Н. Минниханова". А у дедушки как раз 3 ноября учебная прогулка по улице Баумана и частично по Кремлевской, и он решил подготовиться как следует. А что может быть лучше путеводителя, написанного самой председателем Гильдии экскурсоводов РТ? Ничего не может быть лучше.

Итак, идем по Большой Проломной. Доходим до "Номеров Щетинкина". Читаем у Надежды Александровны:"Номера Щетинкина" расписывали известные художники, в т.ч. К. Коровин и О.Кипренский". И далее: "Казанское подворье" - "Номера Щетинкина" были чуть ли не единственной гостиницей России, внесенной в мировой каталог известнейших отелей мира. Еще в начале ХХ века в здании имелись электрическое освещение, водопровод, канализация".
У нас свободная страна, независимые авторы и все такое, но все же следует воздерживаться от произнесения слишком уж очевидных глупостей. Специалисты по Коровину ничего не знают о пребывании Константина Алексеевича в Казани, из многочисленных работ мастера лишь одна, кажется, находится в казанском музее. А тут такое — Коровин расписывал щетинкинские номера! Причем в полнейшей тайне: ни одна казанская газета об этом не узнала. Но эту новость специалисты еще смогут пережить, если будут крепко за что-нибудь держаться. Но инфаркт им будет обеспечен, если искусствоведы прочтут о расписывании «Казанского подворья» знаменитым портретистом Орестом Кипренским. Художник, живший в Италии с 1828 года и скончавшийся в Риме в 1836 году, ровно за 10 лет до рождения Щетинкина, но все же решивший расписать его номера — это не для слабонервных. Мировое искусствоведение не знает примера, когда покойники затрудняли бы себя оформительскими работами в гостиницах.

Ну и не стоит смешить людей «мировым каталогом известнейших отелей мира». Какой каталог, кто его видел? Не может быть в природе каталога, где из всех русских гостиниц выбраны не "Метрополь" или "Националь", а "Казанское подворье". Номера Щетинкина были большой, достаточно удобной, но ничем особо не выдающейся провинциальной гостиницей. Варшава, Киев, Рига, Одесса и даже Владивосток имели несравненно более блестящие, более известные и более комфортабельные гостиницы. О столицах уже и не говорю.

Самое интересное - дедушка знает откуда растут ноги у всей этой хрени. Из интервью главного архитектора Татарского специального научно-реставрационного управления Рании Раимовой "Известиям Татарстана" - уж такие у нас главные архитекторы-реставраторы.
 И еще: не было в этом здании аптеки Грахе, как пишет автор. Аптека на углу была открыта в 1917 году городом и городу же и принадлежала - Грахе тут не при делах.
комендатура

Витамины, теплые ванны, прогулки, настольные игры. Ремиссия возможна

Редакционное из свежей "Звезды Поволжья". Если бы дедушка не знал Ракиповича лично, то подумал бы, что это стёб. Инчжой, камераден.

"До сих пор лежит в запасниках выдающаяся скульптура Даши Намдакова "Хранительница", которую планировалось установить в Булгаре. Наверное, перед чемпионатом мира по футболу, часть матчей которого пройдет в Казани, скульптуру можно было бы установить перед "Казань-Ареной". Это оставило бы сильные впечатления ри Казани у многочисленных болельщиков и придало бы городу художественный колорит. Кроме того,может быть, и "Рубин" заиграет вдохновеннее. Жалко, что скульптуру "Чингис-хан" Даши Намдакова, временно установленную в Лондоне, так и не приобрело руководство республики. Скульптура столь интересна художественно, что несомненно вызвала бы туристическое паломничество в Казань многих жителей России. В СССР "Сокровенное сказание монголов" перевели, по заданию Сталина, совершенно исказив текст и смысл, выкинув из него любые упоминания о татарах. Хотя в английском переводе говорится, что Чингис-хан был татарин и завоевал мир, опираясь на татарские племена. Там гововрится, что Чингис-хан был мудрейшим правителем. Он был толерантным к любой религии и любому народу. Он сформулировал концепцию равенства религий и народов, именно благодаря этому ему удалось завоевать землю от Средиземного моря до Тихого океана, от Северного ледовитого океана до Индийского океана. Существует поверье, что Чингис-хан хотел дойти до своего сокровенного места силы - до Казани и быть похороненным под Казанью. Конечно, было бы интересно, если бы Даши Намдаков по заданию руководства республики создал скульптуру Ленина, так как Ленин был тюрок, с одной стороны чуваш и калмык, с другой стороны еврей и швед. Известно, что Ленин любил одно место на Земле - место его юности, деревню Кокушкино. Он говорил: "Ничего нет в мире прекраснее Кокушкино". Это было имение матери, и его мать мечтала быть похороненной там. Мечтал о том, чтобы быть похороненным в этом имении и Ленин. Может быть, руководству республики нужно выступить с инициативой перезахоронения Ленина в Кокушкино под Казанью".
комендатура

Казанская крупа

Письмо Марии Львовны Диллон Сергею Викторовичу Дьяченко от 9 июля 1896 г.


Глубокоуважаемый Сергей Викторович!

Препровождая при сем квитанцию конторы братьев Каменских, имею честь уведомить, что все каменные части памятника сданы уже в вешеозначенную контору и его бронзовые части будут этих днях тоже сданы. Согласно Вашему поручению я распорядилась надлежащею упаковкою их, которая обошлась в 50 р. Всего мною, таким образом, вместе с оставшимися 1250 р., которые, по условию, должны быть выданы мне при сдаче памятника, следует получить от Вас 1300 р., каковые прошу выслать мне с первою отходящею почтою, ввиду того, что мне необходимо рассичтаться с бронзовщиком и монументщиком немедленно. Разумеется, что мне менее всегоподобает указывать на достоинство своего труда. Считаю своим долгом обратить Ваше внимание на нижеследующее:
Во 1-х, сообразно весьма значительным размерам, которые я придала бюсту, пришлось также увеличить и размеры пьедестала, который, как Вы сами в этом убедитесь, более чем на 1 аршин условленную, по договору, вышину его, вследствие чего весь памятник получил очень хорошие пропорции и весьма грандиозный общий вид.
Во 2-х , полировка колонны безукоризненна и, к счастью, темный гранит, который обыкновенно имеет большие природные пятна, резко обнаруживающиеся при полировке, - в данном случае обнаружил лишь незначительную жилку.
В 3-х, в отступление от заключенного со мною условия, в силу которого надпись должна быть высечена в самом граните, чем значительно упростилась бы работа, я сделала довольно большие бронзовые рельефы букв, гармонирующие с остальными рельефными украшениями памятника.
Сделав с своей стороны все, что могла, я просила бы лишь, чтобы памятник был совершенно правильно поставлен и потому за невозможностью для меня давать личные указания рабочим при постановке памятника в Казани, присылаю при сем чертеж, которым они должны руководствоваться.
В заключение еще раз убедительно прошу по возможности ускорить высылку мне денег, тем более, что мне необходимо уехать из Петербурга в самом начале будущей недели, и если к этому времени не получу денег, то буду лишена возможности пользоваться хоть некоторым отдыхом этим летом, чего Вы, конечно, не допустите.
С глубоким уважением и совершенной преданностью остаюсь готовая к услугам Мария Диллон.


диллон.jpg

диллон1.jpg
комендатура

Мануйловщина

В связи с переполохом по поводу угрозы дому 14 по Япеева, объявленному минкультом Татаристана гимназией Мануйловой, дедушка имеет показать камрадам несколько рисуночков.

мануйлова2.jpg

Сестры Клавдия и Антонина Леонидовны Мануйловы. 1915-1916 гг. Неизв. художник


мануйлова1.jpg

Зарисовка будущего здания гимназии К.Л.Мануйловой.1915-1916 гг. Неизв. художник

мануйлова3.jpg

Заседание педагогического совета гимназии К.А.Мануйловой.1915-1916 гг. Неизв. художник

мануйлова4.jpg

Врач гимназии К.А.Мануйловой А.Д. Сурков. 1915-1916 гг. Неизв. художник
комендатура

Карлис Зале, главная достопримечательность Казанского отделения Государственного банка

Молодой Карл Федорович Залита учился в Казанской художественной школе и подрабатывал лепщиком на строительстве нового здания Казанского отделения Госбанка на Проломной. Там он по шаблонам П.М.Сапунова выполнил внешние лепные работы на фасаде банка.
Человек с очень интересной творческой биографией. Написано о нем достаточно, при желании можно найти через поисковики. А дедушка благодарит Наталию из Риги за присланные снимки произведений Карлиса Зале - памятника Свободе и скульптур на Братском кладбище.


зале1.jpg

зале2.jpg

зале3.jpg

зале4.jpg

зале5.jpg

зале7.jpg

зале8.jpg

зале9.jpg


зале10.jpg


Picture 018.jpg
комендатура

Обещанное-2. Продолжаем

Булак

Путь по левой набережной Булака мы начнем от угла улицы Татарстан, где до недавнего времени стоял чудом сохранившийся от пожаров полукаменный дом, Об одном из его жителей, известном масоне, поэте и переводчике С. Москотильникове, написано немало. Хотелось бы также напомнить и о П. Жуковском – архитекторе и общественном деятеле, одном из последних владельцев дома.
Родом из Кстромской губернии, Павел Тимофеевич после окончания в 1854 году Строительного училища в Петербурге был назначен архитекторским помощником в Казанскую строительную и дорожную комиссию. С 1856 по 1862 год он служил городским архитектором, а выйдя в отставку, занимал различные выборные городские и земские должности. Но более П. Жуковский известен как владелец обширного кирпичного производства, дававшего до трех миллионов штук кирпича в год.
В доме № 54 располагалась типография И.Перова. Здесь были напечатаны оба выпуска труда Н. Агафонова «Казань и казанцы» (о нем мы говорили в очерке об Университетской улице). Шрифтами, похищенными из типографии, широко пользовались для издания нелегальной литературы члены кружка, примыкавшего к народовольцам. Руководил кружком отставной поручик Смирнов и унтер-офицер В. Муратов. Издательскими делами кружка занимался П. Голубев. До своего ареста 1 марта 1886 года он успел выпустить программу исполкома «Народной воли», «Царь-голод» и «Поучительные выводы для русских из истории Коммуны 1871 года».
Дом № 52, заложенный вместе с банями купцом Потапом Садовским В Нижегородско-Самарском банке, перешел к Н.Боратынскому, члену известного в Казани семейства.
Минуем следующий дом Войлошниковой по подойдем к зданию 2-й мужской гимназии у моста через Булак. Ее преподавателями были известные ученые. Достаточно назвать имена физика Г. Шебуева (отца известного журналиста, редактора петербургского «Пулемета»), историка Н. Фирсова. Математику в гимназии преподавал двоюродный брат В.И. Ленина – Владимир Иванович Веретенников. Среди учеников гимназии много известных людей. Среди них выделяется несгибаемый революционер Н.Бауман.
В угловом доме № 46 размещалась редакция правой татарской газеты «Баян ульхак». Здание реального училища (ныне главный корпус пединститута) построено в 1879 году. До этого училище занимало помещение на проломной улице. Среди многих учеников училища хотелось бы отметить П. Корнилова, 9-летие которого так незаметно прошло в Казани - гор–де, для развития культуры которого от так много сделал.
Уроженец Симбирска, выходец из рабочей семьи, красноармеец 35-й стрелковой дивизии, дошедшей с боями до Байкала, он в советское время стал крупным искусствоведом. Вернувшись с Гражданской войны в Казань, Петр Евгеньевич работал в Центральном музее республики. Издания музея, автором или редактором которых был П. Корнилов, расходились мгновенно и сразу же становились библиографической редкостью. Вот что писал известный советский гравер П. Шиллинговский об изданиях Корнилова: «Москва в то время подобного типа книжек не имела. Мы впервые находили в казанских изданиях основные сведения о своей жизни и творчестве и естественен был наш интерес к такому начинанию… Казанские друзья гравюры вели свое дело фанатически». За свою долгую жизнь П. Корнилов собрал не имеющую себе равных коллекцию предметов искусства, связанную с именем В.И. Ленина.
В том же здании реального училища преподавал и первый татарский художник, получивший в Петербургской Академии художеств диплом с правом преподавания. Это Шакирзян Тагиров. Нго сын Фаик Тагиров, обучавшийся во ВХУТЕИНе у В.Фаворского и Л.Бруни, стал известным советским художником книги, мастером шрифта, ученым.
Интересен дом Кабатов (№ 34). Одно время здесь размещался земский сиротский дом. Была здесь и торговля кирпичным чаем «А.Швецов и сыновья». Этого богатого и европейски образованного купца в своем очерке о Кяхте в журнале «Огонек» упоминает Валентин Распутин.
У этого дома на левой набережной Булака мы и остановимся, чтобы продолжить нашу прогулку по его правой стороне в следующем выпуске нашей подборки.

Театральная площадь

Площадь Свободы – бывшая Театральная – до последнего камушка знакома каждому казанцу от мала до велика. Сюда непременно везут гостей столицы республики. Наконец, она знакома даже тем, кто в Казани никогда не бывал: виды площади, растиражированные в красочных открытках, разошлись по всей стране.
Но, пожалуй, лишь старожилы города знают, что в течение шестидесяти лет одной из основных достопримечательностей главной площади Казани был памятник Гавриле Романовичу Державину – большому русскому поэту и нашему земляку. И уж, наверное, совсем узкому кругу специалистов известно, что автором модели памятника был ученик профессора Мартоса, воспитанник Петербургской Академии художеств, определенный туда с семилетнего возраста, Самуил Иванович Гальберг.
По окончании академического курса в 1808 году, С.И. Гальберг был премирован поездкой в Европу. Путешествие, правда, пришлось отложить из-за политических и военных бурь, бешевавших тогда на континенте. Работая в Риме, С.И.Гальберг брал уроки у крупнейшего ваятеля того времени Торвальдсена. Возвратившись на родину в 1828 году, он стал преподавателем, а затем и профессором в своей «альма матер».
В Поволжье было установлено два памятника работы С.И.Гальберга. Для соседнего Симбирска он создал модель памятника Карамзину, который счастливо сохранился до наших дней, чего, увы, не скажешь про казанский памятник Державину. Сейчас ничто в Казани не напоминает о нашем знаменитом земляке. После того, как летом 1930 года памятник Державину с площади убрали, о чем в «Красной Татарии» появилась заметка с красноречивым заголовком «С пьедестала на мостовую», имя его оказалось стертым со страниц истории города.
Дожить до отливки и установки памятника Державину С.И.Гальберг не успел. Он умер в 1839 году. Монумент отлили в металле уже его ученики Н.Рамазанов и К.Климченко. В республиканском госархиве сохранилось целое дело о перевозке монумента в Казань частями по воде. Немало бумаг, касающихся памятника Державину, хранится и в музее Академии художеств в Ленинграде. Установленный первоначально во дворе университета, монумент в 1870 году был перенесен на Театральную площадь и установлен на том месте, где сейчас зеленеет газон перед входом в театр оперы и балета. Именем Державина был назван и садик за памятником. Державинской называлась даже аптека, размещавшаяся в угловом здании на перекрестке нынешних улиц Горького и Пушкина (в прошлом - Лядская и Рыбнорядская). Сейчас в этом доме расположена сберкасса, но внимательный прохожий под буквами новой вывески может заметить сохранившиеся следы прежней.
Печальна судьба здания городского театра, располагавшегося также на площади. Конечно, казанскому театру было далековато до великолепия одесского и благоустроенности киевского, но в провинции он был отнюдь не на последнем счету. Построенный в 1875 году по проекту Уржумецкого-Грицевича, театр сгорел в 1919 году и был разобран артелью безработных деревообделочников шесть лет спустя. Кирпич был распродан, а статуи Мельпомены и Талии, украшавшие некогда здание, переданы в центральный музей республики.
Отдельную увлекательную страницу истории общественной и культурной жизни города могло бы составить описание событий, связанных с возникновением и строительством на площади здания Дворянского собрания – нынешнего Дома офицеров. Я же ограничусь упоминанием о том, что автор проекта здания Н.Д.Ефимов, даровитый петербургский зодчий, был одним из строителей Нового Эрмитажа и создателем проекта Конногвардейского манежа в северной столице.
Вскользь упомянутое в заметках о Покровской улице здание Почтовой конторы, располагавшееся тоже на площади, дает нам повод вспомнить о том, что исполнилось 120 лет со дня основания казанской городской почты. До этого почта обеспечивала связь лишь между населенными пунктами, а внутри города письма не пересылались. И вот в 1967 году три первых казанских почтальона стали разносить письма по городу. Непреложным правилом городской почты стала доставка письма адресату в тот же день, если письмо было отправлено до четырех часов пополудни. Жилье с отоплением, казенная амуниция да 60 рублей в год – все это заставляло почтальонов дорожить своим местом. Кроме того, они обретали права государственных служащих, а вместе с ними и маленькую пенсию в старости. Число почтальонов быстро росло. В 1870 году их полагалось по штату уже 22, хотя в действительности было несколько меньше. Любопытно, что первоначально городская почта содержалась на личные деньги казанского почтмейстера В. Журавлева, скончавшегося в начале 90-х годов глубоким старцем.
комендатура

Сад "Эрмитаж"

erm1.jpg

erm2.jpg

Весьма кликабельно.

Есть (или был?) такой журнальчик. Скорее рекламный каталог с немного смешным названием "Дворянское гнездо". Единственное его достоинство, на взгляд дедушки, это публикация материалов Ильдара Алиева.
Ильдар Алиев - хороший человек и очень толковый исследователь, выпустивший несколько книг. Усердно рекомендую его материалы.