Category: дети

комендатура

В мире вспоминателей: как Гузель Подольская Анну Миллер уела

Gavrilov-200.jpg

Для неказанцев. "Вечерняя Казань" стала выходить в 1979 году. В то время наличие в городе вечерней газеты было одним из подтверждений его статуса. Обычно вечерки издавались в миллионниках. Дедушка вспоминает, как ему прислали в Питер несколько номеров ВК. Приятно удивила верстка, живо напоминавшая верстку "Вечернего Ленинграда" - все другие газеты в Казани (а их и было-то совсем немного, татарских и русских)  верстались совершенно в колхоз-стайл. Не сказать, чтобы газета была чем-то особенным: немного питерская "Смена" ее лучшей поры, немного "Вечерний Ленинград". Дедушке нравилось, что главное место занимала именно городская тематика и отсутствие материалов в стиле "многабукаф".
Разумеется, дедушка совершенно не был в курсе величия ее первого редактора, А.П.Гаврилова: ну редактор  и редактор, хорошо ведет газету. Но тут наступило ускорение, а за ним и перестройка, ну а там уж и расцвет национального самосознания. И тут редактор становится политической фигурой, депутатом ВС СССР. Позиция газеты становится совершенно четкой - сначала прогорбачевской потом проельцинской. Газета наполняется дискуссионными материалами, долго и старательно давала своего рода дайджесты содержания "Московский новостей". Вскоре после подавления августовского путча, редактор скончался.
В Казани среди русскопишущих журналистов  поддерживается своеобразный культ А.П.Гаврилова, имя его включено  в профессиональные святцы, журналисты часто печатно вспоминают детали работы в ВК, создается своя маленькая гаврилиана.
Но это все была преамбула.
Амбула же же вот в чем. В рамках подготовки к 60-ю со дня рождения покойного редактора ВК  была выпущена энциклопедического формата книга "Андрей Гаврилов. Он был редактором от бога". Камрады знают, что дедушка чистит закрома, оставляя не более пятой доли всех книжек. Эту книжку решил оставить в разделе "казанщина", уж больно красиво сделана. Решил полистать. Наткнулся, среди прочего, на воспоминания Гузели Подольской.

Гузель Подольская, Корреспондент "ВК", затем сотрудник газет "Новая "Вечерка", "Провинция", "Восточный экспресс"
Я попала в "Вечерку" сразу после университета. За это некоторые на меня смотрели косо: как это так?! Меня взяли не в штат, а на договор, но даже это было большое счастье. Поскольку работать в "ВК" было для многих пределом мечтаний. Андрей Петрович сразу сказал: ты, мол, не волнуйся, будешь на договоре, но получать будешь нормально - я отберу у Лесковой "Маршруты выходного дня" и тебе отдам. За них тебе шестьдесят рублей будут гарантированы. Плюс гонорары.
Писала я тогда страшно медленно и жутко боялась чистого листа, как бывает у многих начинающих.
Помню такой случай. Иду по коридору и слышу, как Миллер ругается в приемной и все повторяет:
- Подольская, Подольская...
Я подошла, а Анна Марковна как раз говорит редактору:
- Что это такое, почему информация у Подольской стоит пять рублей, а моя - три рубля?! Они одинаковые совершенно!
Андрей Петрович отвечает:
- Имей совесть, человек на договоре без зарплаты, конечно, я ей выписываю гонорар побольше...
Так что он меня, и вообще молодых журналистов, старался поддерживать. Хотя что мы тогда умели!
Еще помню, это было в 1989 году, Андрей Петрович заходит к нам в кабинет:
- Я делаю утренний обход, спрашиваю, кто сегодня смотрел "Телеутро?
Мне повезло, я как раз смотрела. Говорю:
- Вы про этого целителя, что ли, которого там показывали?
Андрей Петрович обрадовался:
- Смотрела? Вот ты и поедешь в Симферополь, где он живет. Я уже в пятый кабинет захожу, никто телевизор по утрам не смотрит.
И я в самом деле поехала к Тищенко в командировку...
Приз получила из рук редактора. А он, кстати, всегда нам говорил: читайте другие газеты, слушайте "Маяк", смотрите телевизор, следите за новостями!
В редакцию все вечеркинцы приводили своих детей. Точно так же и я приводила свою Янку. Вот и тут привела в субботу - то ли она у меня приболела, то ли садик закрыли. А Янке стало скучно, и она пошла по кабинетам. Первым делом решила зайти к Андрею Петровичу. А он детишек очень любил, привечал - и он дал моей дочке конфету. Наша секретарь Марина Сажина мне потом рассказывала, что Янка конфету положила в карман и сообщила редактору:
- Съем - еще приду.
Янка отправилась дальше и пришла к Султану Салимзянову. И, будто какая-то рэкетирша, сказала ему:
- Мне дядя редактор дал три (!) конфетки.
Султан мне позднее сказал, что тут он судорожно начал искать, что бы дать ребенку. Но кроме воблы ничего не нашел...

Из этих воспоминаний мы узнаем о том, что Андрей Петрович Гаврилов дал ребенку конфету. Но главное, мы узнаем о том, что он же велел Анне Марковне Миллер иметь совесть. Вот так Гузель Подольская легко и непринужденно и вложила Марковну. "Хотя что мы тогда умели!", - восклицает Г.Подольская. Не знаю, как тогда, а сейчас мастерство налицо.
Да, чуть не забыл. Редактор велел еще своим журналистам газеты читать и телевизор смотреть. Бесценные крупицы.
комендатура

Сукины дети

комендатура

Вкус останкинских колбас

Это повтор записи от 2007 года. Дедушка считает полезным сделать такой повтор, потому что камрадам будет яснее, отчего пятидесятые остались радостными не только в моей памяти. Нижеследующий документ датируется сороковым годом. Потом была война и конец сороковых с засухой. Тем радостней были пятидесятые. В то героическое время дедушка был мал, он был дитя (с). Но многое было понятно и ребенку, и подростку. Не восторг и упоение, но отчетливо ощущаемое всеми улучшение во всех сферах жизни - вот главные впечатления от пятидесятых

Зайченко— Председателю Совнаркома В. М. Молотову. Копия — Вышинскому.

Уважаемый т. Вышинский, прошу прочитать мое письмо сначала и до конца и принять меры воздействия на виновников безобразий, которые творятся в г. Казани. Я хочу описать Вам то кошмарное положение, которое имелось и имеется у нас в Казани. Но прежде мне хочется задать вопрос, почему наши депутаты молчат, каким образом выполняется план торговли в магазинах, когда до потребителя буквально ничего не доходит, все расхищается на базах, а в магазинах это расхищение только завершается.
Почему не обратят внимание на сильное истощение детей дошкольников и школьников, которые не имеют ни сладкого, ни жиров.
Почему молчат, что в колхозах не желают работать, бегут в город, посевы остались не убранными в 1939 г. и не вся земля засевается в 1940 г. Почему у нас страшный голод и истощение? Почему такое хулиганство на улицах, среди подростков бандитизм, милиция для них ничто. Почему говорят о достижениях и всеми силами скрывают, что у нас творится. Почему народ озлобляется?

Теперь расскажу все. Вы, мне кажется, даже не представляете, что у нас делается, а наше Правительство мало заботится о нуждах населения и не видит голода и истощения среди населения, особенно среди детей. Почему у нас спекуляция растет не по дням, а по часам.
Разве наши дети — не такие, как в Москве, в Ленинграде? Почему наши дети не имеют сладкого и жиров совершенно, почему они обречены на гибель? В магазинах у нас буквально ничего нет. Дети вот уже больше года не имеют даже самого необходимого, они истощены до крайности. Какие же они «будущие строители коммунизма». Где забота о их здоровье?

На рынке у нас тоже ничего нельзя достать. Даже картошки нет. До 15 мая на рынке были продукты, но цены на них таковы: мясо— 50—60 руб. кило, масло топленое — 87 руб. кило, сливочное — 75 руб. кило, картофель— 5 руб. кило, молоко— 18—20 руб. (3 литра), капуста соленая — 8 руб. кило, яйца — 15 руб. десяток. Цены без преувеличения, честное слово.
Какую зарплату нужно получать, чтобы прокормить семью. Ведь рабочий и служащий, а тем более технический персонал, не имеет возможности покупать по таким ценам ничего, кроме картофеля, хлеба и воды. Ведь если купить 1 кило картофеля в 1 день, то в месяц выйдет 150 руб. только на картофель, по одной штуке на человека, а на что покупать остальное? Подумайте, что это значит!

Чтобы устранить такое положение с ценами, в Горсовете решили ввести с 15 мая установленные цены на продукты, вполне приемлемые и для населения и для колхозников...
А что получилось? Около месяца на рынке ничего нет. Население все ночи простаивает в колоссальных очередях, надеясь хоть что-нибудь купить. Но колхозники не желают везти и решили они поставить на своем — «Не возить в город». У них есть и картофель, и молоко, и мясо, и куча денег, живут замечательно (за небольшим исключением). Они говорят не стесняясь: «Зачем мы поедем в город? Раньше мы ездили купить ситцу, конфеток к чаю и сами везли товар, а теперь ничего в городе нет и делать нам там нечего».
Колхозники не имеют ситца и конфет, зато имеют все остальное, а население города не имеет не только ситца и конфет, но даже самого необходимого, хотя бы картошки, чтобы сварить горячую бурду.
И вдруг вчера население города читает в газете, что цены установить старые. («Красная Татария» 4 июня). Что это значит? Колхозники торжествуют, они поставили на своем. А политика, проводимая нашим Правительством таким разом поставила на своем или свернула? Это безобразие. Посмотрите, что теперь будет с ценами. Как же колхозники будут верить во все мероприятия, которые будут проводиться Правительством, и у которых сегодня так, а завтра по другому?

Колхозники нынче будут платить налоги по новому? Они не будут платить по новому, надеясь, что Правительство повернет по-старому, что им удастся опять поставить на своем. Это непростительная ошибка. Да и населению от этого не лучше. Ведь рабочий и служащий все равно не может покупать продукты по таким безумным ценам. Он голодает. Где же правда? Что это все значит?

Тогда бы сделали хоть так, как сделали с хлебом. К каждому магазину прикрепили и по спискам дают на человека 500 грамм. Пусть так же сделали бы и с продуктами, хотя бы сахар и жиры, хотя бы по-немногу. В чем виноваты наши дети, что они не видят ни булки, ни сладкого, ни жиров, даже грудные дети не имеют манной каши. Иногда выбрасывается в магазинах кое-что, но разве можно получить? На весь город имеется один магазин, где бывают конфеты и то, Не каждый день. Что там делается? Кошмар. Милиция бездействует, она сама смотрит где-бы чего-бы получить без очереди. Для них это, как правило, получать без очереди.

Большинство жен милиционеров занимаются спекуляцией, перепродают по базарам или ходят по домам. Милицией это все покрывается. Вот почему у нас не могут изжить спекуляцию. Да и как ей не быть, работники прилавка на глазах растаскивают редко бываемый товар, и ничего. Пишут, говорят об этом, волнуются, но толку никакого. Работники прилавка тоже занимаются спекуляцией, перепродают через третьи руки. И покупают. Что делать? У меня я вижу, как тает ребенок от истощения,и я на последние гроши покупаю у спекулянток для него сахарный песок по 30 руб. кило и манную крупу по 25—30 руб. кило для каши. Где выход? Кроме спекулянток достать невозможно и негде. Детсады и ясли не охватывают всех детей.

Спекуляция пустила большие корни. Например. В детсаду работает руководительница татарка, а муж у нее — военный. Муж ее сестры работает в большом магазине ТУМ, кем-то из главных. Так эта руководительница приносит и продает в детсаду десятками вязаные кофты по 160 руб. (вместо 60 руб.), перчатки, материалы, шелка и все в три раза дороже, а в магазинах ничего нет. Она говорит, что будто это ей приносит спекулянтка.
Другой пример. Один брат работает в большом магазине ТУМ или в Универмаге, другой брат (татары) работают зав. холодильником. Один брат тащит другому ведрами, другой отплачивает ему ящиками. А жена зав. холодильником Нюра, приносит знакомой прачке продавать сразу по 50—70 шт. шелковых комбинаций, трико, материалов, а в магазинах опять ничего нет. Вот что у нас делается.

Наше Правительство себя обеспечивает больше, чем того требует хорошая жизнь. К 1 мая в Областкоме получили в своих закрытых распределителях (т. е. у них нет официально закрытых распределителей, но они превратили буфеты в закрытые распределители и великолепно снабжаются) Получили они все, что не пожелает твоя душа и кур, и консервы, и колбасы, и икры, печенье, пирожное и конфеты. В автомобилях развозили все по домам. Одним словом все, о чем мы забыли даже думать. А что получило население? Оно простаивало ночи за хлебом (тогда не был этот вопрос разрешен). Население ничего не получило. Привозили в магазин муки на 500 чел., а отпустили 200 чел., а остальная мука исчезает (стоящие в очереди переписывались, и таким образом обнаруживалось, сколько муки выдано). Завы и милиция строго следили, чтобы не было переписи. Это им невыгодно. Штрафовало публику, но публика переписывалась. Публика волнуется, озлобляется, составляет протоколы, а что толку. Bee это где-то тонет. Так и остался народ к маю с черным хлебом, даже белого не было. Эту муку получили кто-то, а кто? — Милиция с родней, родные работников магазинов, их знакомые, которые знают где, что, когда будет, депутаты, которые получают трижды без очереди, комиссии лавочные и т. д., а публике остаются крохи. Даже в колхозах стали говорить, что «попал в депутаты и брюхо стал растить» и забыл что обещал. Каждый снабжается по возможности.

Нужно что-то предпринять и изжить это как можно скорее.

С приветом Зайченко.

Вы думаете, что это ложь, что это все не так. Да и как Вам не думать так, когда сам Динмухаметов расписал все так красиво и поэтично, только, как ему не стыдно так говорить, уже лучше бы он молчал о «благосостоянии рабочих и интеллигенции», о том что нет у нас больше нищеты и голода. Какое-же чувство вызывают эти строки у трудящихся Казани? — Гнев, краску стыда за ложь и никакого доверия к своим депутатам. Почему все так стремятся убежать из Казани, особенно интеллигенция, трудовая интеллигенция?

Почему милиция разгоняет очереди, сажает десятками в грузовик и увозит километров за 30—40. Штрафует по 25 р., кто стоит в очереди ". Зачем? Потому что у нас не должно быть таких тысячных очередей, потому что «у нас все есть», на словах.

Постарайтесь наблюдать за теми же депутатами, которые приезжают в Москву из Казани. Они, как голодные волки, набрасываются главным образом на продукты питания. Сами объедаются и домой везут полные чемоданы. Зачем? Зачем везут такие простые вещи как сахар, масло? Подумайте об этом. Это только подтверждение моих слов. Вот очень интересный пример. Несколько лет тому назад в Казань должен был приехать Калинин. Все поднялись на ноги (год был тяжелый, голодали) 25. На окнах в витринах появились сахар, мука, крупа, печенье, мануфактура, а в магазинах пусто. Зачем? Очень просто. Правительство знало, что Калинин может проехаться по улицам и увидит обилие всего, а еще оно знало, что Калинин не будет входить в магазины и не увидит обмана. Так делается и теперь. У нас все только показное. Это надо учесть.
Поступило в НКТ 20 июня 1940 г. РГАЭ, ф. 7971, оп. 16, д. 80, л. 53—57. Заверенная копия.
комендатура

Гржегоржи Михальский

К этому:
http://andronic.livejournal.com/599016.html#comments
Переходя по ссылке получаем текст, из которого показались интересными два кусочка

1.Осетины в долгу не остались: так называемый «грузинский анклав» - села Тамарешени, Эредви и Курта, которые стояли на дороге между Гуфтой и Цхинвалом, - были, что называется, «зачищены до дыр». Все дома без исключения либо взорваны, либо сожжены

2.Ему уже рассказали, как вели себя тут цивилизованные европейцы. Восьмого августа, когда начался второй обстрел города, в ворота цхинвальской миссии ОБСЕ, располагавшейся в частном доме, постучали женщины с детьми. Подвал здания миссии, в отличие от соседних домов, был сделан весьма прочно и был достаточно глубоким. Женщины просили спрятать в подвале хотя бы только детей.
К людям вышел глава офиса Гржегоржи Михальский.
«Это миссия ОБСЕ, а не бомбоубежище, пошли вон...» - сказал гордый лях и захлопнул ворота...


Понятна ангажированность и все такое.Но есть же еще и мышка с курсором.  Эредви не стоит и не стоял на дороге между Гуфтой и Цхинвалом - достаточно просто взглянуть на карту. Кроме того ответ Гжегожа Михальского не подтверждается ни одним нейтральным свидетельством. И вообще никем, кроме цхинвальской гражданки.. Понятно, что цивилизованные европейцы мерзки по определению, а гордые ляхи мерзки вдесятеро. Но хотелось бы получить более прочные основания.
После публикации на "Эхе Кавказа"
http://www.ekhokavkaza.com/content/article/24262628.html
где было сказано: господин Чочиев заявил: «Мы располагаем фактами, свидетельствующими, что во время войны в августе 2008 года представители Миссии ОБСЕ в Цхинвале не пускали в бункер своего здания детей, которые пытались найти там убежище. Такой бесчеловечный поступок со стороны наблюдателей ОБСЕ, несомненно, заслуживает осуждения. Мы приступили к сбору материалов для того, чтобы подать на ОБСЕ в международный суд», прошло больше года. Но не слышно, что бы что-то передали.Тринадцать месяцев, как кажется, достаточный срок чтобы собрать и закрепить свидетельства. В том случае, конечно, если они существуют. Вспоминаются тысячи мирных жителей, погибших в ночь обстрела в Цхинвали.
Что касается дивного имени Гржегоржи, то тут, по-моему, пшепепшили вепша пепшем, однозначно.
По ссылке можно видеть того самого гордого ляха Гржегоржи:
http://www.osce.org/yerevan/73039?download=true
комендатура

Общее годовое собрание членов братства во имя Царицы Небесной

Есть печатные материалы, касающиеся старого Петербурга, относительно которых у дедушки сложилась уверенность в том, что их никто никогда не выложит в сеть. Именно поэтому он эти малозначительные на первый взгляд заметки и выкладывает - если не он, так кто же))


Collapse )

Приют для идиотов. "Новое время", 8(20) марта 1897, стр. 8.


Общее годовое собрание членов братства во имя Царицы Небесной

Из "Церковных ведомостей", издаваемых при Святейшем Правительствующем Синоде, № 22, 20 марта 1904 года:

15 сего марта происходило ообщее годовое собрание членов состоящего под Августейшим покровительством Государыни Императрицы Александры Феодоровны братства во имя Царицы Небесной для призрения детей - идиотов и эпилептиков. Собрание происходило в помещении основанного архимандритом Игнатием приюта братства, под председательством высокопреосвященого Антония, митрополита С.-Петербургского, в присутствии высокопреосвященных митрополитов Московского Владимира и Киевского Флавиана, архиепископа Финляндского Николая и преосвященного епископа Муромского Никона, председательницы совета братства графини О.Д. Апраксиной, сенатора В.К. Саблера, членов совета и братства. По открытии собрания член совета протоиерей Ф.Н.Орнатский прочитал краткое извлечение из отчета братства за 1903 год, из которого видно, что совет братства продолжал работать над усовершенствованием внутреннего строя призрения, воспитания обучения детей в приютах братства, и стремился к увеличению числа призреваемых детей, с возведением новых построек как в Петербурге, так и вне его.Collapse )
комендатура

Ну вот и Кизицы загубили

Здание разъезжается по швам, но это волнует только пару десятков прихожан. Епархия, как принято, помалкиивает. Ей, конечно, видней. Прокладку газопровода решили не останавливать.

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B8%D0%B7%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%92%D0%B2%D0%B5%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%BC%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8B%D1%80%D1%8C

Помню, как давным-давно на Литейном в букинистическом отделе Академкниги купил Дульский П.М. Зилант и Кизицы.— Казань, 1917.
Место было истинно староказанское. Много чего написано о Кизицах и хорошего и не совсем (взять хотя бы Розанова). Но в детские годы место было очень поэтичным. Туда мы на лыжах ходили бегать по роще. Роща была великолепная.
комендатура

Слава Богу

Всегда действуют на нервы сообщения о пропавших детях. Сейчас только на Фонтанке прочитал, что юнтоловские дети нашлись через пять часов - они хотели "пожить отдельно". Юнтолово кажется таким близким и все такое, а на самом деле детям там пропасть ничего не стоит: вода, заросли, бурелом какой-то.
комендатура

Брак на герцоге

"Королева собиралась отпраздновать 60-ую годовщину брака на герцоге Эдинбургском в компании своих детей и 60 близких друзей. Прием должен был состояться в эти выходные в отеле "Ритц", однако, учитывая ухудшение экономической ситуации в Великобритании и банковский кризис, королева решила отказаться от мероприятия".
http://lenta.ru/news/2008/03/30/queen/
(через koshka_kari)

И ведь написавшая (-вший) это спокойно идет в кассу, мало того, искренне думает, что мало платят.
комендатура

Вкус останкинских колбас

Зайченко— Председателю Совнаркома В. М. Молотову. Копия — Вышинскому.

Уважаемый т. Вышинский, прошу прочитать мое письмо сначала и до конца и принять меры воздействия на виновников безобразий, которые творятся в г. Казани. Я хочу описать Вам то кошмарное положение, которое имелось и имеется у нас в Казани. Но прежде мне хочется задать вопрос, почему наши депутаты молчат, каким образом выполняется план торговли в магазинах, когда до потребителя буквально ничего не доходит, все расхищается на базах, а в магазинах это расхищение только завершается.
Почему не обратят внимание на сильное истощение детей дошкольников и школьников, которые не имеют ни сладкого, ни жиров.
Почему молчат, что в колхозах не желают работать, бегут в город, посевы остались не убранными в 1939 г. и не вся земля засевается в 1940 г. Почему у нас страшный голод и истощение? Почему такое хулиганство на улицах, среди подростков бандитизм, милиция для них ничто. Почему говорят о достижениях и всеми силами скрывают, что у нас творится. Почему народ озлобляется?

Теперь расскажу все. Вы, мне кажется, даже не представляете, что у нас делается, а наше Правительство мало заботится о нуждах населения и не видит голода и истощения среди населения, особенно среди детей. Почему у нас спекуляция растет не по дням, а по часам.
Разве наши дети — не такие, как в Москве, в Ленинграде? Почему наши дети не имеют сладкого и жиров совершенно, почему они обречены на гибель? В магазинах у нас буквально ничего нет. Дети вот уже больше года не имеют даже самого необходимого, они истощены до крайности. Какие же они «будущие строители коммунизма». Где забота о их здоровье?

На рынке у нас тоже ничего нельзя достать. Даже картошки нет. До 15 мая на рынке были продукты, но цены на них таковы: мясо— 50—60 руб. кило, масло топленое — 87 руб. кило, сливочное — 75 руб. кило, картофель— 5 руб. кило, молоко— 18—20 руб. (3 литра), капуста соленая — 8 руб. кило, яйца — 15 руб. десяток. Цены без преувеличения, честное слово.
Какую зарплату нужно получать, чтобы прокормить семью. Ведь рабочий и служащий, а тем более технический персонал, не имеет возможности покупать по таким ценам ничего, кроме картофеля, хлеба и воды. Ведь если купить 1 кило картофеля в 1 день, то в месяц выйдет 150 руб. только на картофель, по одной штуке на человека, а на что покупать остальное? Подумайте, что это значит!

Чтобы устранить такое положение с ценами, в Горсовете решили ввести с 15 мая установленные цены на продукты, вполне приемлемые и для населения и для колхозников...
А что получилось? Около месяца на рынке ничего нет. Население все ночи простаивает в колоссальных очередях, надеясь хоть что-нибудь купить. Но колхозники не желают везти и решили они поставить на своем — «Не возить в город». У них есть и картофель, и молоко, и мясо, и куча денег, живут замечательно (за небольшим исключением). Они говорят не стесняясь: «Зачем мы поедем в город? Раньше мы ездили купить ситцу, конфеток к чаю и сами везли товар, а теперь ничего в городе нет и делать нам там нечего».
Колхозники не имеют ситца и конфет, зато имеют все остальное, а население города не имеет не только ситца и конфет, но даже самого необходимого, хотя бы картошки, чтобы сварить горячую бурду.

И вдруг вчера население города читает в газете, что цены установить старые. («Красная Татария» 4 июня). Что это значит? Колхозники торжествуют, они поставили на своем. А политика, проводимая нашим Правительством таким разом поставила на своем или свернула? Это безобразие. Посмотрите, что теперь будет с ценами. Как же колхозники будут верить во все мероприятия, которые будут проводиться Правительством, и у которых сегодня так, а завтра по другому?

Колхозники нынче будут платить налоги по новому? Они не будут платить по новому, надеясь, что Правительство повернет по-старому, что им удастся опять поставить на своем. Это непростительная ошибка. Да и населению от этого не лучше. Ведь рабочий и служащий все равно не может покупать продукты по таким безумным ценам. Он голодает. Где же правда? Что это все значит?

Тогда бы сделали хоть так, как сделали с хлебом. К каждому магазину прикрепили и по спискам дают на человека 500 грамм. Пусть так же сделали бы и с продуктами, хотя бы сахар и жиры, хотя бы по-немногу. В чем виноваты наши дети, что они не видят ни булки, ни сладкого, ни жиров, даже грудные дети не имеют манной каши. Иногда выбрасывается в магазинах кое-что, но разве можно получить? На весь город имеется один магазин, где бывают конфеты и то, Не каждый день. Что там делается? Кошмар. Милиция бездействует, она сама смотрит где-бы чего-бы получить без очереди. Для них это, как правило, получать без очереди.

Большинство жен милиционеров занимаются спекуляцией, перепродают по базарам или ходят по домам. Милицией это все покрывается. Вот почему у нас не могут изжить спекуляцию. Да и как ей не быть, работники прилавка на глазах растаскивают редко бываемый товар, и ничего. Пишут, говорят об этом, волнуются, но толку никакого. Работники прилавка тоже занимаются спекуляцией, перепродают через третьи руки. И покупают. Что делать? У меня я вижу, как тает ребенок от истощения, и я на последние гроши покупаю у спекулянток для него сахарный песок по 30 руб. кило и манную крупу по 25—30 руб. кило для каши. Где выход? Кроме спекулянток достать невозможно и негде. Детсады и ясли не охватывают всех детей.

Спекуляция пустила большие корни. Например. В детсаду работает руководительница татарка, а муж у нее — военный. Муж ее сестры работает в большом магазине ТУМ, кем-то из главных. Так эта руководительница приносит и продает в детсаду десятками вязаные кофты по 160 руб. (вместо 60 руб.), перчатки, материалы, шелка и все в три раза дороже, а в магазинах ничего нет. Она говорит, что будто это ей приносит спекулянтка.
Другой пример. Один брат работает в большом магазине ТУМ или в Универмаге, другой брат (татары) работают зав. холодильником. Один брат тащит другому ведрами, другой отплачивает ему ящиками. А жена зав. холодильником Нюра, приносит знакомой прачке продавать сразу по 50—70 шт. шелковых комбинаций, трико, материалов, а в магазинах опять ничего нет. Вот что у нас делается.

Наше Правительство себя обеспечивает больше, чем того требует хорошая жизнь. К 1 мая в Областкоме получили в своих закрытых распределителях (т. е. у них нет официально закрытых распределителей, но они превратили буфеты в закрытые распределители и великолепно снабжаются) Получили они все, что не пожелает твоя душа и кур, и консервы, и колбасы, и икры, печенье, пирожное и конфеты. В автомобилях развозили все по домам. Одним словом все, о чем мы забыли даже думать. А что получило население? Оно простаивало ночи за хлебом (тогда не был этот вопрос разрешен). Население ничего не получило. Привозили в магазин муки на 500 чел., а отпустили 200 чел., а остальная мука исчезает (стоящие в очереди переписывались, и таким образом обнаруживалось, сколько муки выдано). Завы и милиция строго следили, чтобы не было переписи. Это им невыгодно. Штрафовало публику, но публика переписывалась. Публика волнуется, озлобляется, составляет протоколы, а что толку. Bee это где-то тонет. Так и остался народ к маю с черным хлебом, даже белого не было. Эту муку получили кто-то, а кто? — Милиция с родней, родные работников магазинов, их знакомые, которые знают где, что, когда будет, депутаты, которые получают трижды без очереди, комиссии лавочные и т. д., а публике остаются крохи. Даже в колхозах стали говорить, что «попал в депутаты и брюхо стал растить» и забыл что обещал. Каждый снабжается по возможности.

Нужно что-то предпринять и изжить это как можно скорее.

С приветом Зайченко.

Вы думаете, что это ложь, что это все не так. Да и как Вам не думать так, когда сам Динмухаметов расписал все так красиво и поэтично, только, как ему не стыдно так говорить, уже лучше бы он молчал о «благосостоянии рабочих и интеллигенции», о том что нет у нас больше нищеты и голода. Какое-же чувство вызывают эти строки у трудящихся Казани? — Гнев, краску стыда за ложь и никакого доверия к своим депутатам. Почему все так стремятся убежать из Казани, особенно интеллигенция, трудовая интеллигенция?

Почему милиция разгоняет очереди, сажает десятками в грузовик и увозит километров за 30—40. Штрафует по 25 р., кто стоит в очереди ". Зачем? Потому что у нас не должно быть таких тысячных очередей, потому что «у нас все есть», на словах.

Постарайтесь наблюдать за теми же депутатами, которые приезжают в Москву из Казани. Они, как голодные волки, набрасываются главным образом на продукты питания. Сами объедаются и домой везут полные чемоданы. Зачем? Зачем везут такие простые вещи как сахар, масло? Подумайте об этом. Это только подтверждение моих слов. Вот очень интересный пример. Несколько лет тому назад в Казань должен был приехать Калинин. Все поднялись на ноги (год был тяжелый, голодали) 25. На окнах в витринах появились сахар, мука, крупа, печенье, мануфактура, а в магазинах пусто. Зачем? Очень просто. Правительство знало, что Калинин может проехаться по улицам и увидит обилие всего, а еще оно знало, что Калинин не будет входить в магазины и не увидит обмана. Так делается и теперь. У нас все только показное. Это надо учесть м. Поступило-в НКТ 20 июня 1940 г. РГАЭ, ф. 7971, оп. 16, д. 80, л. 53—57. Заверенная копия.