комендатура

Порядок приобретения книги "О казанской старине и не только"

Ирина Васильевна Гуреева, уполномоченная по продаже книжки сообщает:
Тираж находится по адресу: улица Вишневского, дом 57, лифт работает, 5-й этаж. Это 14-этажный дом, в котором Сбербанк, остановка Калинина.Номер квартиры напишу личным сообщением или сообщу по телефону.
Можно приходить и завтра, и послезавтра, и во все последующие дни, только предварительно пишите или звоните, чтобы уточнить время, когда я буду дома.Книга продается за 1000 руб. наличными ( чтобы не было путаницы с картами). Мой номер телефона 8-9033405362.


Также только что сообщили, что нам согласовано помещение для проведения в понедельник, 9 декабря презентации книги, где автор будет сидеть в президиуме, купаться в лучах славы и раздавать автографы. Ожидаются выступления  Алексея Ивановича Клочкова, Фариды Мухамедовны Забировой и Сергея Павловича Саначина. Презентация будет проводиться в КГАСУ, в творческом пространстве "BFFT space", вход на территрию КГАСУ нам согласован только через КПП на улице Зелёная (это в 100 метрах от верхних Шамовских ворот), помещение как раз находится прямо по соседству с КПП. Начало презентации в 18:30.

На ответхранении сейчас лежат 630 экземпляров книги. Если камрады, записавшиеся в "список Шритта", не смогут в ближайшие дни приехать за книжкой по указанному адресу или на презентацию и переживают, что им не хватит, они могут написать мне в WhatsApp или позвонить, и я отложу им книжки.

комендатура

Об учреждении в Казани Института для благородных девиц

Законы Российской Империи имели форму указов монарха. Указы могли быть именными и сенатскими. Но роясь в истории (довольно сложной) возникновения Родионовского института благородных девиц, дедушка познакомился еще с одним видом законов - высочайше утвержденной запиской. Именно так был оформлен закон о создании названного института.
Текст закона состоит из двух частей. В первой части императрица-мать Мария Феодоровна излагает сложную историю завещания "полковницы Родионовой" со всеми ее перипетиями и излагает свое мнение по поводу первых действий, необходимых для создания института и руководства им (около 7 тысяч знаков с пробелами). Вторая часть гораздо короче и состоит из резолюции государя:


"Резолюция. "Совершенно согласен с предположениями Вашего Императорского Величества"

Дедушка только что закончил набивку этого закона для своей будущей книжечки.



1789. - Февраля 8. Высочайше утвержденная записка Ея Императорского Величества Государыни Императрицы Марии Феодоровны. - Об учреждении в Казани Института для благородных девиц.
Прошлого 1827 года июля 18 дня доведено было до сведения Вашего Императорского Величества, что Полковница Анна Родионова, поданным в Декабре 1823 года на Мое имя прошением, жертвуя благоприобретенным своим имением, в Казанской Губернии 414 душ, приносящем доходу до 20000 рублей, на заведение в Казани Института благородных девиц, просила Меня об учреждении такого Института под Моим покровительством, оставляя крестьян на теперешнем пахатном положении.
Что по доведении сей просьбы до сведения блаженные памяти Императора, Любезнейшего Моего Сына, Я с согласия Его ответствовала Г.Родионовой 24 Декабря 1823 года, что когда потребуется Мое содействие, Я вменю Себе в удовольствие обратить на предполагаемое заведение, Мое покровительство и заняться мерами, для лучшего споспешествования видам просительницы; почему остается ей только учинить те распоряжения, которые в подобных случаях законом предписаны.
Что потом Полковница Родионова, при новом прошении представляя завещание о таком пожертвовании с присовокуплением еще имения, оставшегося после умершей бездетно дочери ее, вдовы Штабс-Капитанши Дороновой, той же Губернии 145 душ, просила по смерти ее приказать явить то завещание к утверждению и притом объяснила: что то имение, равномерно приобретенное, отдано было ею дочери, которая сделавшись вдовою, с согласия матери завещала оное своему племяннику Генерал-Маиору Молостову, но за его смертию завещание, не быв нигде явлено, осталось без действия. По смерти же дочери явилась другая духовная, по коей наследником назначен сторонний по женскому колену родственник Полковник Мергасов, который предъявил духовную к утверждению А как дочь ее в последний год жизни была до того расслабленная от паралича, что не только движения в руках и ногах, но и употребления языка не имела, то просительница оное завещание оспорила; по старости же и по слабости здоровья, не имея надежды видеть окончания сего дела, просила, чтобы наблюдение за оным было препоручено Министру Юстиции.
Что по доведении всего оного 13 Августа до сведения Вашего Императорского Величества, с Вашего согласия то прошение Г.Родионовой, равно как и прежде ею поданное и копия с Моего ответа, препровождены к Министру Юстиции, который находя, что завещание Полковницы Родионовой домовое нигде не явлено, препроводил оное к Казанскому Губернскому Прокурору, и предписал ему возвратить Г.Родионовой завещание для представления к утверждению и объявить ей притом, что он по званию Министра Юстиции обратит внимание на дело ее с Полковником Мергасовым, дабы в производстве не подверглось медленности и решено было на основании законов, что и возложено на Губернского Прокурора.
Что после того Г.Родионова, представляя копию с утвержденного Казанскою Гражданскою Палатою завещания и излагая вновь все происхождение дела об имении дочери ее, объясняла, что, за получением из Правительствующего Сената указа по просьбе Полковника Мергасова, рассмотрение дела остановлено, имение отдано Мергасову, а ей предоставлено производить спор против завещания дочери, где по законам следует, тогда как дело уже производилось апелляционным порядком; почему и просила она Моего покровительства, дабы повелено было на дело сие обратить внимание Сената и решить оное не в очередь.
Сие прошение, с согласия Вашего Императорского Величества, препровождено, так как прежние, к Министру Юстиции.
Ныне Казанский Губернский Прокурор Меня уведомил, что Полковница Родионова 30 истекшего Декабря скончалась; а назначенный ею душеприказчиком племянник ее Надворный Советник Вешняков, на которого она возложила завещанное в пользу предположенного ею Института имение, по ее кончине открыт Правительству для принятия оного в распоряжение, кого следовать будет, дать знать С.Петербургскому Опекунскому Совету как о ее смерти, так и о заведении Института, и в случае надобности, для скорейшего открытия его, прибегнуть с просьбою ко Мне. В исполнение сего препоручения, при прошении на Мое имя представил Мне копию с завещания покойной тетки его, которым она в пользу предполагаемого ею Института жертвует каменным в Казани домом, вышеупомянутым собственным имением 414 душ и оставшимся после дочери в 145 душах, и которое Казанскою Гражданскою Палатою утверждено во всех частях, кроме спорного имения, оставшегося после дочери завещательницы, и прости Меня о принятии помянутого предположенного Полковницей Родионовою Института под особое Мое покровительство.
Изложив се обстоятельства сего дела, Я с своей стороны полагаю: что если благоугодно Вашему Императорскому Величеству, чтобы, в сходствие обещания, сделанного покойной Полковнице Родионовой в 1825 году, Я приняла на Себя попечение об учреждении и управлении предположенного ею в Казани Института благородных девиц; то нужно: во-первых, учредить там Совет, на который возложить учреждение и управление Институтом под Моим руководством и по правилам, которые ему от Меня предписаны будут. Сей Совет можно бы, по моему мнению составить из Гражданского Губернатора, Губернского Предводителя Дворянства, Попечителя Казанского Университета и душеприкащика покойной завещательницы; а со временем присутствовать в нем будет Начальница Института.
Первое действие сего Совета было бы приять в свое заведывание дом и имение, в пользу Института завещанные, привести в ясность и собирать доходы, с имения следующие, которые отсылать для приращения в Сохранную Казну впредь до востребования оных, а Мне доставить немедленно планы дома и места в городе и подробнейшие сведения об имении в Лаишевском уезде и о доходах, с него получаемых, также о ценах на разные материалы и припасы в Казани, дабы судить по всем таковым сведениям, может ли дом в настоящем виде служить для помещения Института, или какие нужны в нем переделки? Какая потребуется на то примерно сумма? Какие способы имеются в виду как для сих первоначальных и единовременных издержек, так и на содержание Института? и в какой размер можно в следствие этого учредить оный и т.п. На основании чего и можно будет составить уже проэкт предполагаемого заведения для поднесения Вашему Императорскому Величеству; потом Совет обратит также внимание и попечение на спорное дело с Полковником Мергасовым об имении, оставшемся после дочери завещательницы, дабы оное было приведено к окончанию и решено на основании законов и справедливости.
А как в 1805 году, для предположенного тогда Института приобретено в Казани покупкою место, на так называемом Арском поле, с фруктовыми деревьями, которым с 1809 года пользуется Казанский Девичий монастырь, то на вышеозначенный Совет возложить также рассмотреть и сообразить, каким выгоднейшим образом оное место может быть обращено в пользу Института и о том представить свое мнение. Представляя все сие на благоусмотрение Вашего Императорского Величества, испрашиваю Вашего решения.
Резолюция. "Совершенно согласен с предположениями Вашего Императорского Величества"
комендатура

(no subject)

В сложных метеусловиях приступил к наполнению книжки. Например, удалось выяснить, что пытки людей в местах суда и расправы имеют в Казани глубокие исторические корни. Мало того, именно истязания и казнь невиновного казанца послужили поводом для недавно вступившего на престол и только что коронованного императора Александра I издать именной указ Сенату "Об уничтожении пытки". Текст указа, как прямо прикосновенного к Казани, дедушка решил включить в свою будущую книжку.

ПСЗРИ 20.022. 1801, сентября 27.
Именный, данный Сенату. - Об уничтожении пытки.

С крайним огорчением дошло до сведения Моего, что по случаю частых пожаров в городе Казани взят был по подозрению в зажигательстве один тамошний гражданин под стражу, был допрошен и не признавался; но пытками и мучением исторгнуто у него признание и он предан суду. - В течении суда везде, где только можно, он отрицаясь от вынужденного признания, утверждал свою невиновность; но жестокость и предубеждение не вняли его гласу - осудили на казнь. - В средине казни и даже по совершении оной тогда, как не имел он причин искать во лжи спасения, он призывал всенародно Бога во свидетели своей невиновности и в сем призывании умер. Жестокость толико вопиющая, злоупотребление власти столь притеснительное и нарушение законов в предмете толико существенном и важном, заставили Меня во всей подробности удостовериться на самом месте сего происшествия в истине оного, и на сай конец отправил Я в Казань Флигель-Адъютанта Моего Подполковнка Абедиля, чтобы с известным Мне его безпристрастием обнаружил он все дела этого обстоятельства. Донесение его на очевидных доказательствах основанное, к истинному сожалению моему не только утвердило сведения, до Меня дошедшие, но и удостоверило, что не в первый раз допущены тамошним Правительством таковые бесчеловечные и противозаконные меры. Препровождая при сем в оригинале донесение сие и все доказательства, на коих оно основано, повелеваю Правительствующему Сенату немедленно, войдя в рассмотрение его, всех, кои окажутся виновными в сем деле по злоупотреблению власти как в главном управлении, так и в исполнении оного, по отступлению от порядка в производстве и ревизии следствия и суда и по неуважению его гласности и явных следов пристрастия, судить по всей строгости и нелицеприятности закона, и в отрешении подсудимых от должностей поступя по точной силе оного, на места, зависящие от утверждения Моего представить кандидатов, прочие же наполнить достойными чиновниками по установленному порядку. Правительствующий Сетат зная всю важность сего злоупотребления и до какой степени оно противно самым первым основаниям правосудия и притеснительно по всем правам гражданским, не оставит при сем случае сделать повсеместно во всей Империи наистрожайшие подтверждения, чтоб ни где, ни под каким видом ни в высших, ни в нижних Правительствах и Судах, никто не дерзал ни делать, ни допускать, ни исполнять ни каких истязаний, под страхом неминуемого и строгого наказания; чтоб присутственные места, коим законам предоставлена ревизия дел уголовных, в основание своих суждений и приговоров полагали личное обвиняемых пред судом сознание, что в течении следствия не были они подвержены каким либо пристрастным допросам, и чтоб наконец самое название пытки, стыд и укоризну человечеству наносящее, изглажено было навсегда из памяти народной.
комендатура

Текущее

Во вторник прибывает издатель из СПб. Нужно предисловие, фотку на заднюю крышку переплета, готовый текст Приложения и список источников. Приложение вроде бы вчера сваял, предисловие корявенькое написал, фотку достану. Сейчас надо пройтись по цитатам и выписать источники. Не забыть источники к удивительным глупостям проф. Якова Гришина.
Потом начнутся телодвижения с авторской вычиткой, распечаткой ПДФа и передачей замечаний издателю, поиску фоток для шмуцтитулов к главам и (эвентуально) к форзацам. Последнее слово - офсет. Мелованную, даже одноцветную, просто не потяну - это 350 вместо 225. Для меня разница весьма существенная. Уж если "Выборгиану" св. пам. Михаила Костоломова издали на офсетной, то мне-то куда соваться.
Со второй половины октября и до второй половины января будет квартал бескормицы. Но никто не виноват: захотел выбросить на книжонку 250 тысяч - и выбросил. Будем сухарик в кипяточке размачивать.

Текущее. Пора потихоньку-полегоньку разбирать хлам, иначе хлам разберётся со мной. Сначала всё разложить по форматам, не обращая внимания на содержание. И всё с укладочными листами, иначе хрен что отыщешь потом, сколько уже примеров было. Не спеша, но чтобы к Рождеству управиться. Подготовить всё крупное для стирки, а потом вызвать стиральщиков с доставкой всех этих покрывал туда и обратно. Освежить до 15 октября продовольственные запасы, создать квартальный резерв.
комендатура

Бремя выбора

Вот скажите, камрады, по-честному. Что бы вы для себя выбрали: великого гетмана коронного, великого гетмана литовского, гетмана коронного польного, гетмана литовского польного? И вообще, отчего так трудно заучиваются Пясты? Это же мрак кромешный.
комендатура

Немножко лоции залива Терпимости (Толерантности тож). В то время (1940) Тарайка ван.

 Три года прошли на этих берегах. Богатые рыбьем и крабом, но сильно тоскливые места. Местом дислокации 157 мсп был поселок (сейчас село) Гастелло (яп. Найро). Райцентр г. Поронайск (яп. Сикука). Приятного чтения. Инчжой, камераден.